Территория Ирана для авиаударов по ИГИЛ

В провинции Алеппо и в других районах Сирии по объектам ИГИЛ, запрещенной во многих странах, в том числе в России, российская авиация нанесла несколько ударов на этой неделе. Впервые для них использовалась база в Иране — доступ к ней и воздушные коридоры для пролета в Сирию предоставило иранское руководство. В провинции Алеппо и в других районах Сирии по объектам ИГИЛ, запрещенной во многих странах, в том числе в России, российская авиация нанесла несколько ударов на этой неделе. Впервые для них использовалась база в Иране - доступ к ней и воздушные коридоры для пролета в Сирию предоставило иранское руководство. Первые кадры, снятые из кабин российских самолетов, вылетающих с иранской авиабазы Хамадан. Дальние бомбардировщики Ту-22М3 бомбят позиции террористов в сирийских провинциях Алеппо, Идлиб и Дейр-эз-Зор. Уничтожено несколько тренировочных лагерей, три командных пункта, пять складов оружия и топлива. Военные эксперты сходятся в оценках: теперь эффективность ударов наших самолетов по террористам возрастет в разы. Формула проста: меньше расстояние — меньше топлива — больше боезапас. «Если использовать авиабазы на территории России, то удаление объектов террористов составляет до 2400 км, и наши дальние бомбардировщики находятся в воздухе свыше пяти часов с ограниченной бомбовой нагрузкой. Если использовать авиабазу Хамадан, можно сократить время нахождения в воздухе до двух часов и столь же резко увеличить бомбовую нагрузку вплоть до предельной, которая составляет 24 тонны», - поясняет военный эксперт, в 1998-2000 гг. сотрудник Главного оперативного управления Генштаба Вооруженных сил РФ Михаил Ходаренок, Крайне важен и фактор времени: быстрота и точность реакции напрямую зависят от расстояния между аэродромом и целью. Это принципиально важно в современном скоротечном бою и в особенности — в сирийских условиях, где террористы находятся практически на расстоянии вытянутой руки от мирных жителей. «Мы понимаем, что в этой войне очень важен гуманитарный, политический аспект. Мы просто не можем позволить себе, как американцы, разбомбить госпиталь или свадьбу», - отмечает директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов. У неспециалистов может возникнуть вопрос: зачем Иран, если можно использовать авиабазу Хмеймим, от которой и вовсе до зоны боев рукой подать? Но не все так просто. «Хмеймим имеет ограниченную емкость, по количеству самолетов и по типу самолетов. Хмеймим не способен принимать самолеты дальней авиации, тем более стратегические бомбардировщики. Ее можно расширять, но это потребует усилий и времени. В Иране нам это не требуется, все вопросы обеспечения лежат на иранцах, а мы используем просто как площадку, аэродром передового базирования», - объясняет военный эксперт, главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский. На следующий день авиабазу Хамадан опробовали истребители-бомбардировщики Су-34. Они разбомбили два командных пункта и несколько тренировочных лагерей, уничтожив более 150 боевиков. И вновь эксперты говорят о выгодах: как чисто военных, так и политических. Иран — один из ключевых игроков в регионе вообще, и в разрешении сирийской проблемы в частности. И сейчас наши отношения выходят на качественно новый уровень. «В военной плоскости мы впервые сотрудничаем столь тесным образом. То есть, предоставление аэродрома иранского никогда ранее не отмечалось, за исключением Второй мировой войны, когда наши войска находились в Иране, в борьбе с фашизмом», - отмечает Виктор Мураховский. «В течение последних месяцев Иран и Россия достигли ряда договоренностей с тем, чтобы объединить усилия в противостоянии террористам в Сирии. Военное сотрудничество, которое вы сейчас наблюдаете, - один из результатов этих договоренностей. На наш взгляд, это естественное сотрудничество, в этом нет ничего удивительного», - говорит старший советник Верховного лидера Ирана Али Акбар Велаяти. Но американский Госдепартамент-таки удивился. Пообещал изучить вопрос: не нарушает ли Россия резолюцию Совбеза ООН о запрете на передачу Ирану боевой авиации. Заявление тем более странное, что это не наша страна что-то там передала Ирану, а Иран дал нам возможность использовать свою авиабазу. «Никаких поводов подозревать Россию в нарушении резолюции 2231 не имеется. Согласно этой резолюции, необходимо согласовывать с Советом Безопасности ООН поставку, продажу и передачу Ирану определенных видов вооружений, в том числе боевых самолетов. В случае, который мы сейчас обсуждаем, ни поставки, ни продажи, ни передачи военных боевых самолетов Ирану не происходило. Эти боевые самолеты с согласия Ирана используются российскими Воздушно-космическими силами для участия в антитеррористической операции на территории Сирийской Арабской республики по просьба законного сирийского руководства, с которым также по его же просьбе сотрудничает и Исламская Республика Иран», - отметил глава МИД РФ Сергей Лавров. «Россия — одна из стран, которая на деле борется с ИГИЛ. Мы должны объединиться в борьбе с этим злом, в этом позиция Ирана всегда оставалась неизменной. Плодотворное сотрудничество России и Ирана отвечает интересам обоих государств», - заявил представитель парламентской Комиссии по национальной безопасности и внешней политике (Иран) Хоссейн Нагави Хоссейни. То есть, антитеррористическая коалиция Россия — Иран — Ирак — Сирия не просто сложилась, она уже эффективно действует. А учитывая, мягко говоря, невысокие достижения коалиции западной, возглавляемой США — раздражение Вашингтона легко объяснимо. «Суть в том, что победитель над ИГИЛ получает значительное преимущество в формировании всей послевоенной политики на Ближнем Востоке. США не хотят упускать пальму первенства. Именно победитель продиктует правила игры на Ближнем Востоке», - объясняет военный эксперт, в 1998-2000 гг. сотрудник Главного оперативного управления Генштаба Вооруженных сил РФ Михаил Ходаренок. Несостоятельность американских претензий кратко резюмировал старший советник аятоллы. «То, как американцы интерпретируют те или иные действия, нас не интересует. Их интерпретации — это их личное мнение», - заявил старший советник Верховного лидера Ирана Али Акбар Велаяти. Успех российских летчиков закрепили моряки ударами крылатых ракет «Калибр» из восточной части Средиземного моря. Новинки Черноморского флота — малые ракетные корабли «Зеленый дол» и «Серпухов» - небольшие, малозаметные (тому способствуют угловатые обводы и радиопоглощающее покрытие) — и смертельно опасные — каждый может нести до восьми крылатых ракет. В Средиземном море корабли маневрируют в рамках учений ударной группы. Но запуски — не учебные, а боевые. Три пуска — три пораженных цели: командный пункт, завод по производству минометных боеприпасов и крупный склад оружия под Алеппо. Траекторию полета наших ракет в целях безопасности сирийского населения проложили над безлюдной местностью.