Эффект присутствия демонстрировал Петр Порошенко в Берлине

В Берлине 19 октября состоялись переговоры «нормандской четверки». Президенты Путин, Олланд, Порошенко и канцлер Меркель обсуждали положение дел на Украине. По вине украинской стороны политического продвижения нет. Киев по-прежнему не собирается выполнять условия минских соглашений. У Порошенко два тезиса. Первый. Через украинский парламент, Раду, он не может провести законы, которые предусматривает Минск. В частности, закон о выборах в Донбассе. Второй. Невозможно контролировать все так называемые добровольческие батальоны на линии разграничения. Что касается законов. Сделать это без серьезного внешнего давления, похоже, действительно не получится. Нынешняя киевская власть понимает, что на этом пути она просто рухнет. Она держится на национализме, на Майдане, на Бандере. Эта власть зашла слишком далеко. Ее ключевые представители боятся какой-либо коррекции своего дикого политического курса. Следует повторить, нужно сильное внешнее воздействие. Хватит ли здесь давления Меркель и Олланда? Нет уверенности. Порошенко все больше ориентируется на США. А там особый взгляд на Украину. Не похоже, чтобы американцы хотели стабилизации этой страны. Наоборот, им нужен очаг нестабильности на нашей границе. Они сами разожгли этот очаг на Майдане. Не для того, чтобы установить демократию на Украине. Какая там демократия! А чтобы иметь рычаг давления на Россию, чтобы мешать России усиливать свои позиции в мире, чтобы мешать нам развиваться. Какие цели реалистичны на ближайшее время? Отвести от линии разграничения украинские силы. Остановить обстрелы городов Донбасса. Усилить механизмы контроля за отводом вооружений. Нельзя отбрасывать минские соглашения, несмотря на то, что Киев их не выполняет. Возможно, требуется их большая формализация. Нужен регламент выполнения этих соглашений. Чтобы у Киева было меньше возможностей юлить, отказываться от своих слов, от того, что было достигнуто ранее. Мост через реку Северский Донец на сегодня единственная дорога, связывающая станицу Луганскую с территорией под контролем Киева. Прекращение огня позволило кое-как его восстановить, хотя бы для пешеходов. И несмотря на то, что переход очень небезопасный, на пунктах пропуска с обеих сторон всегда очереди. «Выхода нет, дети там, родственники, надо хоть иногда ехать», - говорит жительница Луганска. Противостоящие войска здесь очень близко. С наступлением темноты то и дело прилетают мины или ракеты с украинской стороны. Утром появившимся наблюдателям ОБСЕ остается только зафиксировать результаты обстрелов. И - тишина. «Постоянно и обстреливают, это одно, а второе, он уже когда-то обвалится и смерти будут», - говорит жительница станицы Луганской. Когда стороны на переговорах выбрали станицу Луганскую одним из трех пробных пунктов отвода войск, все очень радовались. Устали жить в ожидании обстрела, да и мост требует восстановления. Но в Петровском и Золотом получилось. А тут, в Луганской, украинские войска уперлись. Пять раз ополченцы были готовы отойти под контролем ОБСЕ. Запускали сигнальную белую ракету, как договорились. Но за условленные 30 дней с украинской стороны так ответа не последовало. В пятницу оговоренный срок отвода истек. «Чисто технически у нас есть информация о готовности подразделений на украинской стороне для разведения сил и средств, но нет политической воли Киева, чтобы дать приказ о начале выполнения рамочного соглашения на участке «номер 1 станица Луганская», - говорит полномочный представитель ЛНР в Контактной группе по Украине Владислав Дайнего. За два дня до окончания условленного срока отвода войск на встрече «нормандской четверки» президента Украины пытались убедить выполнять соглашения. Он заявлял, что сделать это мешают обстрелы. Но вроде бы снова пообещал не останавливать процесс. Результат всем известен. Киев хронически саботирует выполнение любых договоренностей. Владимир Путин, который до последнего сомневался, имеют ли смысл эти переговоры в Берлине, довольно сдержанно оценивал итоги встречи: «Договорились, что мы продолжим выбор тех точек и тех мест на территории, где можно будет продолжить эту работу. В двух местах этот отвод уже состоялся. Подтвердили, что мы готовы расширить миссию ОБСЕ в зоне отвода и в пунктах хранения тяжелой техники». Весь вечер «нормандская четверка» билась над практическими вопросами выполнения минских договоренностей, которые Киев, оказывается, даже и не собирался выполнять. Вот откровения министра иностранных дел Украины в интервью телеканалу «Дойче Велле» в начале октября. «Я бы хотел спросить Вас о Минске-два, об огромном разочаровании», - задал вопрос корреспондент. «Минска-два не существует, есть только Минск-один», - ответил глава МИД Украины Павел Климкин. «Но вы не продвинулись вперед, вы не выполняете своих обязательств?» - уточнил корреспондент. «И мы не намерены продвигаться пока», - ответил Павел Климкин. Если раньше Европа с удовольствием подхватывала версию Петра Порошенко, что во всем виноваты Донбасс и Россия, то теперь это лицемерие слишком очевидно. «За кулисами был очень жесткий разговор по этому поводу - придать наконец-то Донбассу автономию, в рамках, конечно, украинской конституции, провести или разрешить там провести демократические выборы», - говорит политолог (Германия) Александр Рар. Именно эти пункты в минских соглашениях - главное условие передачи под контроль Киева российско-украинской границы в районе Донбасса. Но Петр Порошенко как будто не слышит. Требует контроля над границей немедленно. Причем европейцы прекрасно понимают, что резня, которая за этим последует, будет и на их совести. И на поводу не идут. И вот после встречи в Берлине Владимир Путин еще раз повторяет. Все участники согласились: строгое выполнение пунктов Минска-два – основа урегулирования на Донбассе. «Мы подтвердили, что продолжим работу совместную на политическом треке, в том числе в плане окончательных договоренностей о порядке имплементации и введения в действие договора об особом статусе в отдельных районах Луганской и Донецкой области, в Луганской народной республике и в Донецкой народной республике. Ну и определились с некоторыми, к сожалению, только с некоторыми вопросами гуманитарного характера. К сожалению, здесь многого добиться не удалось», - рассказал президент России Владимир Путин. Что же по итогам говорит Порошенко? «Мы сейчас сделаем попытку ввести вооруженную, как мы ее называем, полицейскую миссию ОБСЕ, которая будет обеспечивать безопасность как на время выборов, так и на переходный период. Отдельно отмечу, что российская сторона также поддержала необходимость внедрения отдельной полицейской миссии ОБСЕ», - сообщил президент Украины Петр Порошенко. В России в таких случаях говорят: как об стенку горох. Дело в том, что с этим предложением Владимир Путин не спорил не только в Берлине. Но и гораздо раньше. Ведь если Донбасс на это согласится, а Киев выполнит условия разведения войск и между ними встанут миротворцы ОБСЕ, это будет гарантией мира. Но Украина отвод войск срывает, как минские соглашения. Зачем тогда Киеву там вооруженные полицейские силы ОБСЕ? «Поверьте, что если вы сюда пришлете хоть одного ОБСЕшника, первым же делом Порошенко отдаст приказ кого-нибудь из них уничтожить, чтобы потом вся Европа думала, ввязалась бы в войну. Это убийство ОБСЕшника выгодно Украине, и мы не сможем их защитить, поэтому ни один из них здесь не появится», - поясняет глава ДНР Александр Захарченко. «Никто не тешит себя иллюзиями, что они там будут находиться, причем на самых таких опасных участках, и среди них не будет смертей, их не будут убивать, и они становятся объектом для оптимальной манипуляции, оптимальных провокаций. Это будет означать, что Европа является одной стороной конфликта. Таким образом официальный Киев и Порошенко просто хочет втянуть европейцев в конфликт на Донбассе», - подчеркивает политолог Денис Денисов. Вряд ли канцлер Германии этого не понимает. А Меркель новое обострение ни к чему, да еще перед выборами. Во всяком случае не часто бывало, чтобы канцлер так откровенно одергивала Порошенко в его попытке всех запутать. Немецкая педантичность. «В данный момент на первый план выходит вопрос закона о выборах и подготовки к проведению выборов на всей территории, и вопрос вооружения наблюдателей ОБСЕ не является первой необходимостью, в то время как действия наблюдателей во время подготовки к выборам и сам закон о выборах обсуждался подробно, потому что только после закона о выборах можно будет приступать к реализации дальнейших пунктов», - сообщила федеральный канцлер Германии Ангела Меркель. Меркель и Оланд, похоже, знают: за океаном достаточно ястребов, желающих запустить конфликт на Донбассе на новый уровень. И что Порошенко очень даже «за». Мир по минским соглашениям для него равносилен политической смерти. И даже его кураторы из Белого дома уже не могут загнать выпущенного ими «джина войны» обратно в бутылку. «Для Порошенко значительно страшнее то, что его ждет внутри страны, потому что как только он попробует выполнить минские соглашения, он сразу же наткнется не просто на оппозицию, а на вооруженную оппозицию своих нацистов. Так вот нацисты у него прямо в Киеве, а Соединенные Штаты – за океаном», - отмечает президент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко. Учитывая все это, многие наблюдатели поторопились назвать эту встречу «нормандской четверки» самой бесполезной из всех. Но это не совсем так. «Канцлер настаивала, чтобы встреча была. Зачем? Им важно было разрядить бомбу, которая сейчас под Европой представляет киевский режим. Не допустить, чтобы он спровоцировал войну в Донбассе. А Порошенко в последнее время именно этим занимался», - анализирует заместитель директора Института стран СНГ Игорь Шишкин. Убийство комбата Арсения Павлова, известного под позывным «Моторола», стоит в этом ряду. Десятки тысяч жителей Донбасса пришли на похороны своего героя, убитого в результате покушения, буквально за три дня до переговоров в Берлине. Такое единодушие жителей Донбасса шокировало киевских политиков. А вот так сейчас проходят ночи в окрестностях Донецка: украинская армия бьет по селам из крупнокалиберных минометов, артиллерии и крупнокалиберных пулеметов. Видеокадры сняты группой Первого канала в субботу в селе Саханка. Ополченцев Донбасса явно провоцируют на жесткий военный ответ. «Вот где наши позиции, где мирное население, расстояние довольно-таки нормальное. И они перекидывают наши позиции и бьют, ну реально стреляют по мирному населению. И что можно сказать, дело в том, что с нашей стороны у нас нет приказа, чтобы мы могли стрелять. Только наблюдаем. Понятно, что все решим не мы. Но если дадут приказ, тогда мы решим», - говорит ополченец Георгий. В то время как из Киева все громче звучат голоса о том, что русскоязычное население нужно или украинизировать, или очистить от него территорию Донбасса любыми средствами, пенсионер Петр Семенович регулярно приезжает на свою разбитую улицу на окраине Донецка. Говорит, сейчас снимает жилье в центре, но тянет к родным стенам. Пусть дом почти разрушен, да и опасно здесь, постреливают. «Уже ведутся два с половиной года переговоры — а результат, как видите сами, плачевный», - сетует Петр Семенович. Как шутит сам пенсионер, он взял шефство над своей опустевшей улицей. Два раза в неделю приезжает, чтобы, как может, привести ее в порядок после обстрелов. «Ну а как же, это же родное, - говорит он. – А как можно бросить то, на чем ты живешь». «Вот, видите, поляна тоже наша, шефская, так сказать. Тоже убираем, чтобы было все хорошо, чисто, аккуратненько, потому что время хорошее придет и жизнь наладится», - говорит Петр Семенович.