Лучший российский бренд для внешнего и внутреннего рынка

Практически в каждом российском регионе есть что-то свое, что-то уникальное. Какие-то возможности для развития, каких нет в других регионах. Где-то продукты питания, где-то туристический потенциал, где-то выгодное географическое положение региона, где-то плодородная земля. Это называется конкурентные преимущества. Как превратить эти преимущества, возможности в бизнес, в рабочие места. Практически в каждом российском регионе есть что-то свое, что-то уникальное. Какие-то возможности для развития, каких нет в других регионах. Где-то продукты питания, где-то туристический потенциал, где-то выгодное географическое положение региона, где-то плодородная земля. Это называется конкурентные преимущества. Как превратить эти преимущества, возможности в бизнес, в рабочие места. Дать людям заработать. Везде есть что-то, чем местные жители гордятся. Что является символом области или города. Чем могут похвастать российские регионы? В России, от дальневосточного краба до калининградской гречки, по всей стране есть свои неповторимые месторождения – злаков, овощей, морепродуктов, меда, орехов, ягод. Свои продукты – молоко, сыры, сметана, мясо. В каждом регионе как минимум два три подобных бренда. Если взглянуть на гастрономическую карту России, видно, что она словно карта полезных ископаемых, и здесь главное копнуть поглубже, точнее – взглянуть пошире. Неповторимый красный сладкий лук выращивают только здесь, в Ялтинском районе. Естественный микроклимат — главный секрет. «Каменистая земля, вулканическая земля, определенный наклон солнца – к почве, полив питьевой водой. И совокупность этих факторов дает отличный вкус этому луку», - поясняет фермер Леонид Жарчинский. Хоть в салат режь, хоть варенье делай, говорят местные хозяйки. Толстая кожура — отличительная особенность. Отдыхающие его и домой-то везут как сувенир. Вообще, когда продукт увековечен в магните для холодильника, уже ясно — региональный бренд, не иначе, причем известный не только в России, но и в Европе. Пытались его иностранцы к себе пересадить — не вышло. Ялтинский, он не будет в Саксонии ялтинским. «Женщину одну они забрали, отвезли в Германию, она пыталась выращивать лук. Конечно, он такой вкусный не получился. У них просто подобного продукта нету, он заинтересовал, но все равно в их почве не вырос. Каждый год приезжают, причем просят: дайте не только лук, а что-нибудь еще, фрукты-овощи из этого села», - рассказывает фермер. В Крым – за луком. А вот за орехами – путевка в Сибирь. Наша Томская область по праву может называться кедровой столицей России. Масло, сладости, ну и, конечно же, сами орехи. Ядра, и правда, точно чистый изумруд в экономическом плане для региона, говорят местные производители. Предприятие появилось 17 лет назад. Сначала было пять человек. Сегодня на нем работает сотня сотрудников. Но простор для развития как бескрайняя сибирская тайга. «Не хватает наверняка заготовительной кооперации. Таким образом, если бы она была, мы могли бы вовлечь местное население в процесс заготовки. Это сельское население, рабочие места, то есть мы можем в 10 раз поднять заготовки», - говорит генеральный директор предприятия Алексей Альпет. Фактически сегодня в России зарождается новая индустрия, говорят эксперты. Региональный продукт: неповторимый вкус, цвет, бренд. Индустрия, которая должна быть организована на принципах кооперации, то есть вовлечения в бизнес жителей региона. Первые шаги. Конечно, чаще робкие. «Надо садиться за круглый стол и договариваться, причем договариваться в рамках определенной территории, что это будет совместная интеллектуальная собственность, совместный бренд, и нужно разрабатывать свои единые стандарты и доказывать рынку свое качество», - считает президент Национальной ассоциации региональных продуктов Иван Меркулов. «Вот эта тюбетейка надевается на праздники, и мы хотим чтобы праздник был в доме каждый день, и чтобы все понимали, что эта продукция из Татарстана», - рассказывает фермер. В продукте все должно быть прекрасно – не только вкус, но и упаковка. Так, утка английская, когда-то завезенная из Великобритании, стала татарской. Весь цикл в одном регионе: птенцов выводят на предприятии в инкубаторе, дальше дело рук фермеров. Это как раз тот случай, когда кооперация помогла встать на крыло жителям окрестных сел. «Птенца мы раздаем сельчанам на выращивание, то есть даем тот труд, который у них лучше всего получается и к чему они больше всего привыкли. Потом выращенную сдают. Мы оказываем услуги по забою, по упаковке, и совместно с ними реализовываем», - говорит директор фермерского хозяйства Фарид Хайрутдинов. Бренд «татарская утка» создан, что называется, с нуля. Но есть в России немало забытых региональных продуктов. И их сегодня начинают возрождать. У всех на слуху алтайский мед, башкирский. Но, скажем, ингушский, был незаслуженно забыт. Местным пчеловодам приходилось сокращать количество ульев. Мед стоял год, а то и два — не было спроса. Сегодня постепенно, но отрасль возрождается, отправляя продукцию не только на российские прилавки, но и на экспорт. Здесь поняли: правильному меду нужен и правильный бренд. «Бренд одним днем не делается. Но уже несколько лет мы пытаемся сделать так, чтобы наш мед, ингушский мед, был брендом для республики. Мы планируем поставлять мед в Саудовскую Аравию», - рассказывает пчеловод Мовлат Костоев. Производитель делает продукт. А имя ему, так получается, нередко делают уже сами покупатели, которое спустя годы вполне может стать брендом. «Как городецкий пряник, как городецкая роспись, предположим, город мастеров. И молочный продукт — думаю, это тоже бренд нашего города», - полагает покупательница Татьяна Гужилева. Молоко — это прежде всего качественное сырье. В лаборатории его проверяют, только высший и первый сорта. Но здесь, конечно, географическое расположение — молочные реки текут вдоль Волги. «Мы находимся в экологически чистой зоне. И наши соседи, Сокольский район, Кавернинский район, и все сырье идет и из Городца, и от наших соседей — все рядышком», - поясняет генеральный директор предприятия Нина Квасникова. Без господдержки небольшим предприятиям и фермерам непросто, что называется, раскрутить свой региональный географический бренд. Конечно, адыгейский сыр с мировым именем или подмосковные луховицкие огурцы хорошо известны. Но качественных региональных продуктов — сегодня пока безымянных — куда больше! Минсельхоз уже начал их структурировать. Впереди огромная работа: создание реестра, единых правил. Ясно, поддерживая бренд региональный, продвигая его на внешнем и внутреннем рынках, государство поддерживает не одного производителя, а сразу нескольких, в том числе и небольшие фермерские хозяйства. «Сейчас уникальный момент с точки зрения продвижения региональных продуктов в связи с экономической ситуацией, положением с нашими ответными мерами на санкции, оно вызвало у российского потребителя особый интерес к российскому продукту, и российский продукт, по сути дела, стал модным», - отмечает директор департамента информационной политики и специальных проектов Министерства сельского хозяйства РФ Дмитрий Краснов. «Акцент на нашей кухне сделан на том, что мы работаем только с российскими продуктами, в основном, это местные кубанские овощи, дагестанская баранина, огромное количество специй кавказских, черноморская рыба, рапан, мидии», - рассказывает су-шеф ресторана Владимир Кирьянов. На кухне хоть географию учи! Здесь блюда подают из продуктов строго юга России. Вообще, ресторанный бизнес отреагировал сразу после спроса клиентов «что у вас из местного?» На Дальнем Востоке, конечно, крабы да рыба. В Якутии — оленина. Сибирские и уральские пельмени. И, конечно же, осетинские пироги с адыгейским сыром. «Парадокс состоит в том, что в 95% случаев мы знаем о той или иной территории мира, и она знаменита во всем мире именно благодаря своим региональным продуктам. Как только вы скажете «Вологда», вы сразу подумаете: «Вологодское масло». Парма – пармская ветчина. Шампань – шампанское. А это туризм», - говорит вице-президент Федерации рестораторов и отельеров Владимир Баканов. Гастрономический туризм — поехать, попробовать. И этнографический — увидеть, как в старину сбивали, скажем, вологодское масло. Приоткрыв временную дверь на кухню, прикоснуться к истории. Развитие туриндустрии — опять же, рабочие места: гостиницы, экскурсии. Таким образом из одного семечка — регионального бренда — может получиться богатый урожай, причем многолетний!