Украина: закон освобождает боевиков от ответственности

07 июля 2016 года. Новости с оттенком скандала приходят с Украины. На карте Киева больше нет названия Московский проспект. Улица сегодняшним решением горсовета теперь носит имя Степана Бандеры. Его память чуть ранее увековечили в колбасе. На прилавках Ивано-Франковска появилась полукопченая «Бандеровская», это бывшая «Московская», ее тоже переименовали. На таком фоне Верховная Рада сегодня объявила амнистию осужденным участникам силовой операции в Донбассе. В их числе и боевики территориальных батальонов, формирований, которые отличались особой жестокостью. Алена Германова с подробностями. Скандальный закон под номером «4255» сегодня в Верховной Раде не то что просили, а требовали срочно принять. А бастующим у трибуны радикалам, однопартийцам Олега Ляшко, даже угрожали, чтобы не мешали голосовать. «Это будет персональная ответственность за срыв этого закона! Данный законопроект поможет освободить от уголовного преследования сотни добровольцев-майдановцев, которые пошли на фронт», - заявил председатель Верховной рады Андрей Парубий. Патриоты страны, герои-защитники – как перед голосованием только ни называли боевиков добровольческих батальонов. И лишь немногие рискнули сказать, что они - преступники. «Уважаемые коллеги! Я не знаю, за что вы сейчас будете голосовать. Вы сейчас будете голосовать за беспредел и беззаконие. Мы вообще как живем, в правовом государстве? Или будем говорить о том, что патриоты есть не патриоты. Если ты патриот, то можно грабить, насиловать, убивать? И примут закон об освобождении от уголовной ответственности?» - заявил депутат от фракции «Оппозиционный блок» Александр Долженков. Договорить депутату от «Оппозиционного блока» так и не дали. Микрофон отобрали бывшие участники так называемой АТО. После такого несогласных в зале не осталось. 247 «за» и ни одного против, лишь часть воздержавшихся и не голосовавших вовсе. Амнистию для боевиков добровольческих батальонов приняли во втором и окончательном чтении. За преступления, совершенные в Донбассе, их теперь никто не накажет. «Власть еще раз показала, кого она на самом деле боится - собственных боевиков, которые уже практически не контролируемы и готовы на все, вплоть до путча», - отмечает политолог Владимир Скачко. Кто на Украине хозяин – хорошо показали события минувшей субботы. Когда под давлением боевиков суд Киева отменил решение об аресте Валентина Лихолита. Бывшего начальника штаба батальона «Айдар» обвиняли в похищениях, вымогательстве и разбое. Но как только его попытались арестовать, суд просто заблокировали, на Крещатике вновь появились шины, палатки и угрозы беспорядков. Недовольные доехали даже до резиденции Порошенко. В суд срочно прибыл генпрокурор Юрий Луценко, но не для того чтобы поддержать обвинение, а помочь Лихолиту. Якобы этого хочет и сам президент. Арест отменили, дело обещали пересмотреть. «Я посмотрел твое дело. Для меня важно было одно в твоем деле, что не было какого-либо насилия к членам семей», - сказал генеральный прокурор Украины Юрий Луценко. Похищения, пытки и грабежи генпрокурор не считает тяжким преступлением, а всего лишь вынужденной мерой на благо Украины. А ведь таких, как Лихолит, в тюрьмах десятки, еще больше на свободе. О преступлениях «айдаровцев» заговорили еще 2014 году, когда международная правозащитная организация опубликовала доклад с жуткими свидетельствами. Каждая страница – рассказ о том, как боевики похищали местных жителей, зачастую предпринимателей или фермеров, которых обвиняли в содействии ополченцам, и за освобождение вымогали деньги. «Мне на голову натянули маску и минут двадцать куда-то везли. Привезли в какое-то место, кажется в гараж, и стали допрашивать, требовать, чтобы я сознался, что я сепаратист. Меня допрашивали три раза. Каждый раз били стволами, тупой стороной топора по почкам и другими предметами. Они угрожали отвести меня в поле и казнить. Через сутки они снова пришли и сказали, что меня задержал батальон «Айдар», а теперь я у «Альфы» (спецподразделение СБУ), но я видел, что это те же люди», - рассказывает пострадавший. Эти показания жителя Луганской области в полиции приняли, но отобранные деньги, телефоны, украшения и машину ему так и не вернули. Как и другим жертвам нападений. Все, что боевиками было конфисковано, депутаты Рады сегодня неоднократно называли «военной необходимостью». От наказания не освободят тех, кто совершил тяжкие преступления. Но что именно считать тяжким, если даже похищения и пытки на Украине теперь законны?