Письма и фото Элеоноры Прей передали в Приморский музей

Если бы американка Элеонора Прей родилась на сто лет позже, она стала бы супер-звездой интернета. Современные блогеры, по сути, следуют правилам ее жизни. Фиксируй все самое интересное, каждый день записывай свои мысли о событиях, которые могут войти в мировую историю. С Элеонорой Прей именно так и произошло. И благодаря ей мы можем почувствовать и увидеть, как жил Владивосток на сломе эпох. Две революции, три войны, интереснейшие люди, мгновения, которые потрясли мир - все это в ее дневниках, фотографиях и письмах. Лет сто назад вышитые крестиком гербы Российской империи висели в одном американском доме. Особой художественной ценности они не представляют. Но автор вышивки - особа уникальная. Элеонора Прей, американка из маленького городка в штате Мэн. В конце XIX века она приехала во Владивосток вместе с мужем-бизнесменом, влюбилась в этот город и стала его первым, как сейчас говорят, блогером. Каждый день Элеонора фотографировала и подробно описывала в письмах на родину владивостокскую жизнь: как жили, что ели, как одевались и развлекались, как переживали исторические события. Почти две с половиной тысячи писем. Больше 16 тысяч страниц. «У нее есть одно письмо, которое она писала около года, которое составляет 225 страниц. Это как раз с июля 1917 по июнь 1918 года», - показывает один из экспонатов директор Приморского государственного музея имени В. К. Арсеньева Виктор Шалай. Элеонора Прей пережила во Владивостоке февральскую и октябрьскую революции, три войны (японскую, Первую мировую и гражданскую), визиты коронованных особ, начало сталинской эпохи. 36 лет! Для историков и краеведов ее эпистолярный архив - сокровище. Долгие годы письма пылились на чердаке ее американского дома, и в середине 70-х, в разгар «холодной войны», едва не оказались на помойке. Внучка Элеоноры Патрисия Сильвер чудом спасла бабушкино наследство. «Первая страница могла быть тут, вторая там, третья и четвертая еще где-то... И я угадывала продолжение по цвету чернил или искала окончание фразы», - рассказывает она. Полтора года Патрисия складывала страницу к странице, потом письмами заинтересовалась профессор-русист Биргитта Ингемансон, и так стало известно про «владивостокскую американку». Она стала символом любви к городу. Владивостокцы даже поставили ей памятник - в двух шагах от дома, где Элеонора жила. Она словно торопится на почтамт, прижимая конвертик к груди. И рядом - цитата из ее письма: «...нигде мне не будет так хорошо!». «Это не роман, это все по-настоящему, но как будто она, не зная, стала фигурой в романе, который она сама написала», - говорит профессор Ингемансон. Снимки - как окно в ушедший мир. Вот Корейская слободка, а это китайские кули, их в городе было множество. Прачка за работой: стирка и глажка в доме раз в неделю. Китайский повар. Когда он готовил крабов, Элеонора боялась заходить на кухню... Она бережно хранила театральные программки. Ее библиотека - образчик того, что читала в те времена владивостокская интеллигенция, например, есть томик «Анны Карениной» с ее заметками. Она подписывала свои книги на русский манер - Элеонора Георгиевна Прей, закладывала страницы травинками с местных сопок и делала пометки, в которых - тоже история. «13 октября 1904 года. Сего числа Александр Константинович мне сказал, что война кончится в ноябре Куропаткиным. И я ему сказала, что Куропаткиным не будет кончена в ноябре»... Это наверное у них было пари!» - показывает надписи на книжных страницах Виктор Шалай. Элеонора была права: русско-японская война закончилась в 1905 году, генерал Куропаткин проиграл все сражения. Элеонора оплакивала российскую эскадру. Столько раз она снимала ее в бухте Золотой Рог. Это был ее любимый вид. В 1930 году, когда советские власти запретили иностранцам вести бизнес, она была вынуждена покинуть Россию. На границе у иконы красноармейцы штыком расцарапали лик. «Они сказали: теперь бог тебе не поможет. Мы хотели отреставрировать, но бабушка запретила: это тоже история», - рассказывает Патрисия Сильвер. Теперь сама Элеонора - часть истории. Ее письма хранятся в Вашингтоне, в Библиотеке Конгресса. Фотографии внучка передала Владивостоку. Туда же отправляются и личные вещи - то немногое, что осталось. Скоро в том самом доме, где Элеонора жила, появится музей.