Порошенко возглавил блокаду Донбасса

Продолжается транспортная блокада Донбасса. Президент Украины Порошенко подписал указ о запрете перемещения грузов через линию столкновения в Донецкой и Луганской областях. Присоединился к блокаде, перехватил инициативу радикалов. Но тут же заявил, что эта блокада очень опасна. Он упрекнул радикалов: не вы эти земли собирали и не вам их отрезать. Замечу, что и не Порошенко эти земли собирал. Собирали их цари русские и коммунисты советские. В Киеве наблюдается какая-то политическая шизофрения, раздвоение личности. Продолжается и атака на дочерние российские банки. Порошенко ввел против них санкции. Эти банки - часть украинской хозяйственной системы. Они работают с украинским населением, с вкладчиками, их миллионы. Работают с бизнесом, инвестируют деньги. Зачем эта атака? Просматривается главный обычай украинского делового оборота - отобрать приглянувшуюся собственность. Не удивлюсь, если вскоре появится указ о национализации этих банков. А потом их кто-нибудь по-тихому приватизирует. Тем более свои банки испытывают серьезные проблемы. Это понимают даже украинские экстремисты. Некоторые радикальные украинские политики - клиенты российских банков. Деньги-то в ненадежных украинских банках хранить боязно. Действия украинских радикалов на востоке Украины - не единственные. То там, то здесь по всей Украине они захватывают местные администрации, препятствуют действиям властей. Страна продолжает распадаться. В Киеве не хотели федерализации Украины, что предусматривают минские соглашения. Теперь децентрализация наступает по факту. Украина превращается в хуторскую страну. Отдельные, мало связанные хутора. Им предлагали цивилизованную федерацию. Они отказались. А теперь распад неуправляем. «Новый удар по и без того осложнившемуся минскому урегулированию», «Продолжающиеся тенденции к расколу на Украине вызывают серьезное беспокойство», «Петр Порошенко совершил «резкий разворот», введя блокаду, которую прежде пытался запретить» - это лишь некоторые заголовки западных СМИ. Шок западной прессы. В тактичных формулировках журналистов — тонкий намек на большое разочарование. Запад теряется в догадках - то ли президент Украины слаб, то ли он ведет двойную игру. Похоже, Киев показал свое истинное лицо. На железнодорожные ветки и автотрассы, что ведут к Донбассу, власти вывели почти тысячу полицейских и нацгвардейцев. Машины тщательно обыскивают, грузовые разворачивают вовсе. Другого не дано. С легкой руки президента Порошенко транспортное грузовое сообщение с донецкими республиками со среды прекращено. И не потому, что его и так два месяца почти полностью блокировали радикалы, а, якобы, по вине самопровозглашенных ДНР и ЛНР. Никаких торговых отношений. Порошенко ставит условие, которое заведомо невыполнимо: «До тех пор, пока оккупанты не вернут назад под юрисдикцию Украины украденные украинские производства». «Мы ничего не пытаемся украсть, мы просто пытаемся спасти предприятия. Потому что Украина создала такие условия, при которых предприятия просто остановятся, они не смогут работать. Мы не можем ни сырье завезти с Украины, ни вывезти готовую продукцию. Если бы не ввели временное правление, десятки тысяч людей потеряли бы работу», - объясняет председатель Народного Совета Луганской народной республики Владимир Дегтяренко. А ведь столько же может оказаться на улице и на подконтрольной Киеву территории. Четверть коксующегося угля, на котором работают доменные печи металлургических заводов страны, добывали в шахтах Донбасса. Там теперь ведут переговоры с новыми покупателями. Парадокс, но среди них может оказаться и Киев. Идти донбасский уголь, скорее всего, будет по той же схеме, что и российский газ – через посредников. Ведь тот же газ, от которого якобы давно отказались, теперь перекупают у Словакии. Прочь прогнали и закидали яйцами депутата Верховной Рады Татьяну Черновол, правда радикалам режет глаза, а власть им, вообще, не указ. И ночь с понедельника на вторник это хорошо показала, когда по стране прошла волна протестов. Националисты жгли костры, в атаку шли на президентскую администрацию. А депутатов облсоветов не выпускали из зданий, пока те не выполнят их требования — поддержат блокаду Донбасса. Угрозы нового Майдана — это ответ радикалов на попытку силой разогнать один из блокпостов блокады. Всех задержанных тогда полиция просто отпустила. А Порошенко смирился — он не контролирует улицы, она диктует ему условия. В аккурат, когда стране пришлось еще на месяц продлить чрезвычайные меры в энергетике, президент решает: лучше Украина замерзнет без донбасского угля, чем он сам лишится власти. Порошенко идет на уступки радикалам, но и тут пытается делать хорошую мину при плохой игре. «То, что блокада влетит Украине в копеечку, очевидно. Как дорого обойдется - покажут подсчеты. И эти счета мы выставим не только самопровозглашенным республикам, но и партиям «Самопомощь», «Батькивщина» и другим зачинщикам блокады», - заявил президент Украины Петр Порошенко. «Если не можешь предотвратить безобразие, лучше возглавить его и получить удовольствие. Порошенко пытается возглавить политический процессы, замешанные в том числе и на радикализме, на экстремизме, на неонацизме, на оголтелой русофобии, возглавить и показать, что единственный человек в Украине номер один - это он. Порошенко очень неплохо устроился, он возглавил процессы, которые не он начал, и при этом назначил ответственных за все провалы, которые этот процесс принесет Украине», - отмечает политолог Владимир Скачко. Камни президент кидает в огород партии «Самопомощь», то есть в ее спонсора Игоря Коломойского. Приструнить строптивого олигарха Порошенко пытался весь прошлый год, регулярно вызывал на разговор, а в декабре просто оставил без ПриватБанка. Впрочем, о потере банка, который утопал в долгах, Коломойский вряд ли сильно сожалел, но на задворках политических игр он, очевидно, заскучал. Кресла губернатора Днепропетровской области он лишился еще в 2015 году, тогда же потерял влияния в Укранафте. Порошенко куда посадил своего человека. «Мы должны помнить, что и господин Порошенко и господин Коломойский - это что называется персонажи из 90-х годов, и свой первый капитал они поднимали тогда, в те самые лихие 90-е, когда существовали не особо правила игры, их называли больше понятиями. Я не думаю, что Игорь Валерьевич настолько щедрый и настолько спокойный человек, подчеркиваю, вышедший из 90-х годов, который мог бы так просто все взять и оставить. Он сейчас в такой ситуации, когда чем хуже Порошенко, тем лучше Коломойскому», - объясняет политолог Юрий Молчанов. А лучше ему еще и от того, что на дно эта блокада тянет не только президента, но и другого олигарха — Рината Ахметова. Это ведь его заводы остались без угля. Самый богатый человек Украины в среднем теряет по 100 миллионов долларов в день. И, возможно, поэтому Порошенко не то, что не снял блокаду, возглавил. Руками Коломойского он топит и своего конкурента. Картину полного счастья мог бы испортить только олигарх Дмитрий Фирташ, но его очень хотят посадить Соединенные Штаты, на время суда Фирташ застрял в Австрии. А значит, в этой игре за престол главного олигарха страны все шансы выиграть у Порошенко. «Грызня между олигархами идет солидная, идет значительная, друг другу они готовы глотки перегрызть там, на Украине. И соответственно каждый из них пытается использовать боевиков, всевозможные блокады или разблокирования для того, чтобы чуть-чуть где-то хотя бы укрепить свой бизнес, и в то же время ударить по бизнесу конкурента. Это теперь скорее напоминает Украину периода Гражданской войны 1918-1920 гг., когда всюду атаман, гетман имел свою армию. Собственно, пересмотрите «Свадьбу в Малиновке», и вы увидите полную аналогию с тем, что сейчас на самом деле происходит на Украине, это уже гораздо дальше пошло, чем 90-е», - считает директор Центра евразийских исследований Владимир Корнилов. Попытка под шумок блокады заодно отобрать активы дочек российских банков. Сценарий тот же — радикалы громят офисы, замуровывают входы. Следом Порошенко своим указом запрещает выводить капитал за рубеж. Фактически вынуждает продать. Под санкции попали финансовые учреждения, связанные с ВТБ, ВЭБ, а также Сбербанк, в котором украинские чиновники держать деньги еще недавно зазорным не считали. И деньги не малые, по информации в местной прессе, 230 миллионов гривен. Среди клиентов замечен был и народный депутат от блока Петра Порошенко Сергей Лещенко. Он, правда, потом долго оправдывался, мол, вкладов в нет, оформлял перевод. И заодно обратил внимание на президента, который, по словам Лещенко, хранит акции в ВТБ. Тут, впрочем, нет ничего удивительного – дочки российских банков были на хорошем счету у Нацбанка: это ведь они привлекли в страну два миллиарда долларов иностранных инвестиций и в три раза больше выдали в виде кредитов населению и бизнесу. И, если для Сбербанка уход с украинского рынка, останется практически незаметным, доля украинских активов ведь в Сбербанке меньше процента. То сама Украина, вставляя палки в колеса сразу пяти стабильно работающим банкам, рискует запустить принцип домино, когда рухнуть может вся экономика. «Тот же Сбербанк, например, на Украине, имеет порядка 150 отделений, более 37 тысяч клиентов малых и среднего бизнеса компаний и более миллиона вкладчиков. И если Сбербанк приостановит де-факто свою деятельность, если он ее начнет сворачивать, процентов 10-15 украинского бизнеса потеряет возможность развиваться. А это много, это серьезно в сегодняшних условиях», - отмечает профессор РАНХиГС, доктор экономических наук Константин Корищенко. Даже после объявления санкций атаки на банки не прекратились. Накануне в Тернополе националисты замуровали бетонными блоками вход в отделение Сбербанка, а у заблокированного еще в понедельник центрального офиса в Киеве продолжают дежурить радикалы. Это ведь оказывается не просто финансовые учреждения, где вообще-то работают тысячи таких же, как и радикалы, украинцев — это почти вселенское зло. Метод промывки мозгов радикалов, похоже, тоже родом из 90-х. Когда одна сакральная идея могла повести за собой миллионы разочарованных и уставших от бедности людей. Но 20 лет назад спасения искали в сектах, вроде «Белого братства», сегодня идут в националистические батальоны, где обещают безбедную и счастливую жизнь, надо только расправиться со всем русским. И как не поверить, если после каждой такой атаки кошельки националистов тяжелеют на 400 гривен в сутки — 870 рублей за то, что стоят в той же торговой блокаде в Донбассе. В этом открыто признавались полиции, но наемниками они себя не считают - борцы за идею. Вот только такая идейность, похоже, начала выходить из-под контроля. От рук националистов и не менее радикального депутата Владимира Парасюка на этой неделе пострадали несколько полицейских. Их избивали, им выжигали глаза слезоточивым газом и угрожали найти их семьи. В ответ правоохранители лишь стреляли в воздух. Сдерживать толпу на Крещатик, судя по лицам, вообще отправили вчерашних школьников. Ведь полицейских доевромайдановских времен либо посадили, либо разогнали, потому что их боится власть, а это новую полицию, похоже, не боится никто. «Согласно теории государства и права, после любой монархии наступает диктатура. То есть это аксиома. Единственное, что меня страшит, что к диктатуре придут с фашистской символикой, потому что к власти рвутся вот эти радикалы неонацисты. Я думаю, что нас ждет еще и военный государственный переворот, когда вооруженные бандформирования захватят государственную власть на Украине», - прогнозирует полковник милиции в отставке (МВД Украины) Галина Запорожцева. На этой неделе три националистические организации Украины, среди них, запрещенный в России «Правый сектор», подписали совместный манифест против украинской власти. Момент, как уверяют радикалы, исторический, они объявляют крестовый поход на олигархический строй. И тут нервничать нужно не только украинской власти, но их западным партнерам: на недавнем митинге одной из организаций, подписавших манифест, звучали лозунги об одной расе и одной нации. Такие же стремления в середине прошлого века всему миру обошлись в миллионы жизней.