Путин и Эрдоган обсудили вопросы безопасности

В пятницу, 10 марта, в Москве прошли переговоры Владимира Путина и президента Турции Эрдогана. Как отметил Владимир Путин, отношения наших стран вновь стали партнерскими. После сбитого турецкими ВВС российского самолета в Сирии эти отношения были отброшены далеко назад. Но у Турции сейчас очень сильное напряжение с Европой, молнии сверкают! Всю неделю разные страны ЕС, под разными предлогами, отказывали в приеме делегации турецкого правительства. Накануне премьера Чавушоглу не пустили в Нидерланды, отказав в посадке премьерскому самолету. С США у Турции тоже, мягко говоря, все неоднозначно. Туркам очень нужно сотрудничество с Россией. Туризм, строительство, аграрные проекты. Наконец, решить сирийскую проблему. Позиция Турции помогла при освобождении Алеппо. Сдвинулись переговоры между правительством Сирии и оппозицией. И Турция здесь занимает конструктивную позицию и уже не требует немедленного ухода Асада. Проблемы есть в торговле. В 2016 году товарооборот между нашими странами упал почти на треть. Это никого не устраивает. Президент Турции Эрдоган заявил, что торговля между нашими странами может достичь 100 миллиардов долларов. Звучит, может быть, излишне оптимистично, поскольку у нас даже с Китаем и с Германией меньший товарооборот. Но такой настрой можно только приветствовать. «Наши страны возвратились на путь действительно партнерского многопланового взаимодействия, - сказал российский президент. - Подчеркну, что мы рассматриваем Турцию в качестве важнейшего нашего партнера». Во время общения с Владимиром Путиным в присутствии прессы Реджеп Эрдоган несколько раз повторил: лично он считает неактуальным использование определения «нормализация отношений», они, дескать, уже нормализованы. Обоснование есть. Например, уровень Совета сотрудничества высшего уровня, это официальное название, - практически все ключевые члены кабминов России и Турции за столом переговоров, заявлена тема — выйти на рекордный товарооборот под 100 миллиардов долларов в год. Эксперты привычно уже отфиксировали разницу дипломатических темпераментов: Эрдоган называл Путина не иначе как «дорогой друг», Путин тоже подчеркнуто дружелюбен, но на публике ограничивается выражением личных эмоций в более широком плане. «Миллионы людей, граждан России, отдыхали в Турции и находили там обстановку очень благоприятной и очень дружественной. Это мы все знаем, я сам в Турции отдыхал неоднократно, когда еще не работал здесь, в Москве, в Кремле, и у меня от этого отдыха самые добрые и хорошие чувства остались и хорошие воспоминания», - рассказал Владимир Путин. Времена, однако, изменились. Тем, кто сейчас планирует ехать в Турцию на отдых или для бизнеса, надо помнить и про теракты, которые с трагической периодичностью случаются в турецких городах, и про попытку госпереворота, и про убийство российского посла и про сбитый российский военный самолет. Как внутри Турции, так и за ее пределами достаточно противников нормальных отношений между странами. «Вы сами прекрасно знаете, какая зависть возникает, когда у России с Турцией прекрасные отношения; появляется тот, кто хочет этому помешать. Например, убийство посла Российской Федерации в Анкаре, к этому тоже причастны люди, которые хотели повлиять на улучшение отношений двух стран, оно ведь всегда будет вызывать беспокойство у некоторых», - говорит главный редактор газеты «Милли» Гекчен Гоксель. Турецкий лидер более всего сейчас заинтересован в том, чтобы свои внешнеполитические контакты и договоренности представлять внутри страны как крупные успехи. 16 апреля в стране пройдет референдум относительно перехода страны от парламентской к президентской республике, что позволит сконцентрировать в руках Эрдогана больше власти, сделать экономику, как заявлено, «более крепкой», а саму Турцию - более устойчивой к внешним вызовам. Он рассчитывает получить одобрение больше 50% населения, и, по сути, это решающий момент всего его 14-летнего правления. Ведь и после подавления попытки госпереворота не так уж мало среди влиятельных людей тех, кто этой попытке сочувствовал. Визит в Россию и достигнутые соглашения позволят Эрдогану сказать: огромный российский рынок снова открыт для наших товаров, создан совместный инвестиционный фонд объемом в 1 миллиард долларов для финансирования проектов на территории двух стран, зона расчетов в национальных валютах будет заметно расширена. Ну и, наконец, самое главное - возобновилась реализация совместных масштабных энергетических проектов. «В нынешнем году «Газпром» планирует приступить к строительству еще одного крупного энергетического маршрута - «Турецкого потока». По дну Черного моря предполагается положить две нитки с пропускной мощностью по 15,75 миллиарда кубических метров в год. По первой топливо пойдет на внутренний рынок Турции, по второй - при наличии, конечно, заинтересованности европейских партнеров - газ может поступать через территорию Турции и в Европу. «Росатом» приступает к работе по возведению в Турции атомной электростанции «Аккую». Четыре энергоблока общей мощностью 4800 Мегаватт. Подчеркну, оба проекта — и «Турецкий поток», и атомная электростанция — отвечают самым современным экологическим и технологическим требованиям, станут важнейшими элементами обеспечения энергетической безопасности в регионе», - рассказал президент России. И вот на этом позитивном с точки зрения поддержки населением идеи эрдогановского референдума — сильнейший удар по репутации Турции нанесли голландские власти. По сути, речь идет о публичном унижении страны, ведь самолету министра иностранных дел Чавушоглу просто запретили приземление с формулировкой «из соображений безопасности». Такого в дипломатической практике между странами, не враждебными друг другу, еще не бывало, кажется. Гнев — это то самое слово, которым будет правильно описать реакцию турок. «О какого рода безопасности идет речь? То есть министр иностранных дел Турции террорист? Или граждане нашей страны, с которыми мы должны были встретиться, являются террористами? К сожалению, европейские страны, в особенности Нидерланды, все больше напоминают Европу во время Второй мировой. Те же расизм, исламофобия, ксенофобия, антисемитизм», - заявил министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу. Мевлют Чавушоглу летел в Нидерланды, чтобы принять участие в митинге местных турок в поддержку эрдогановского референдума — в Европе ведь миллионная турецкая диаспора, люди с двойным гражданством. Собиравшиеся прийти на агитационный митинг в Роттердаме в итоге устроили митинг протеста, который разгоняли при помощи дубинок и водометов с использованием конной полиции. Тогда в Роттердам на машине попыталась прорваться коллега Чавушоглу — министр по делам семьи и социальной политики Фатмэ Бетюль Сайян Кайя. Кортеж остановили голландские полицейские. «Я войду в консульство. Это здание принадлежит моей стране. И я министр. Так не делается в международной политике. Я не принимаю этого», - возмутилась министр. Женщину-министра вопреки дипломатическому статусу просто выдворили из страны, объявив «нежелательным иностранцем». Турецкие власти в ответ заявили: послу Нидерландов, который находится в отпуске, нежелательно возвращаться на свое рабочее место. И заблокировали голландские дипломатические миссии. Сам Реджеп Эрдоган отреагировал мгновенно, использовав жесткие определения. «Вы можете остановить самолет министра иностранных дел. Но давайте посмотрим, смогут ли теперь ваши самолеты летать в Турцию. Конечно, я говорю о вопросах дипломатии, а не о гражданских рейсах. Мы ответим симметрично. Они ничего не смыслят в политике и дипломатии, они непостоянны и трусливы. Это пережитки нацизма и фашизма», - заявил президент Турции Реджеп Эрдоган. В ответ последовали обвинения в безумии... «Конечно, в наш адрес прозвучали безумные высказывания. Понимаю, что турки рассержены, но это переходит все границы. Турецкий министр не должен вести агитацию в Нидерландах среди граждан нашей страны. Даже если у кого из них есть турецкие паспорта, они в первую очередь граждане Нидерландов. Нам было очень трудно вести диалог с турецкой стороной, и в конце концов нашей стране начали угрожать санкциями. Естественно, мы не будем вести переговоры на таких условиях», - заявил сказал премьер-министр Нидерландов Марк Рютте. Голландцы не были первыми, кто принял решение мешать проведению в Евросоюзе агиткомпании за эрдогановский референдум. В начале марта в Германии были отменены четыре встречи местных общин с турецкими министрами, после чего турецкий лидер обвинил руководство Германии в нацистских практиках, а немецкие политики в свою очередь обвинили его самого в фашизме. Вряд ли можно назвать происходящее иначе как самой настоящей информационно-дипломатической войной между Турцией и Евросоюзом. Впрочем, в ней участвуют не все страны — представители ЕС. Скажем, самолет Чавушоглу, после скандального запрета на посадку в Нидерландах, благополучно приземлился во французском городе Мец, власти которого ничего не имели против встречи министра иностранных дел Турции с представителями местной диаспоры. «Турецкая сторона сейчас очень хорошо понимает, что основным союзником Турции, и союзником относительно бескорыстным, является именно Москва — как в экономическом плане, так и в плане политическом. Как мне кажется, турецкий президент, турецкое руководство, сейчас очень хорошо осознают, что то положение, в котором Турция находилась раньше, то есть фактически марионетка европейская и американская в регионе, перестает Турцию устраивать. Именно об этом нам говорит реплика президента Эрдогана о том, что необходимо налаживать и, например, военно-техническое сотрудничество с Россией, а не смотреть только исключительно в сторону Запада, в этом смысле в сторону НАТО», - комментирует ситуацию заместитель директора Института стратегических исследований и прогнозов РУДН Дмитрий Егорченков. Весомость позиций Турции особенно ощутима на фоне миграционного кризиса в Европе — ведь в стране, по заявлению Эрдогана, находится около трех миллионов граждан Сирии, бежавших от гражданской войны. Теперь на обеспечение их нормального проживания, чтобы беженцы не пытались любой ценой проникнуть в ЕС, денег, а это миллиарды, еврочиновники, очевидно, уже просто не дадут. И можно только гадать, как будет развиваться ситуация в этом направлении дальше. Зато успех российско-турецкого диалога, в том числе и встречи Путина с Эрдоганом в Кремле, позволяет надеяться на определенность в борьбе с террористами. Именно договоренности России и Турции, их влияние на враждующие в Сирии стороны, позволили начать переговорный этап в развитии кризиса. Было заявлено, что территориальная целостность - как Сирии, так и Ирака - поддерживается как принцип, что координация работы военных и спецслужб будет усиливаться. «Очень высоко оцениваем уровень взаимодействия достигнутый между спецслужбами России и Турции, между военными ведомствами обеих стран. Исключительно благодаря нашему сотрудничеству с подключением иранских партнеров и друзей мы смогли добиться прекращения огня. Впервые в Астане удалось осуществить переговоры за одним столом между противоборствующими сторонами. Это зримый результат нашей совместной работы», - отметил Владимир Путин. «Турция и Россия постоянно делают важные шаги навстречу в Сирии, мы продолжаем сотрудничать в военном плане; проводят встречи главы генеральных штабов, министры иностранных дел и представители разведслужб, естественно», - рассказал Реджеп Эрдоган. Относительно же практического сотрудничества в закрытых для прессы сферах военного и разведывательного характера, эксперты отметили одну, как принято говорить, «протокольную новость», которая, впрочем, звучит многозначительно — сразу же после переговоров с Эрдоганом Владимир Путин провел совещание Совета безопасности. Как сообщили в пресс-службе Кремля, «состоялся обмен мнениями по проблематике сирийского урегулирования, в том числе с учетом российско-турецких переговоров».