Путин ответил на острые вопросы французских журналистов

Перспективы урегулирования сирийского кризиса, ситуация на Украине, а также политика НАТО и взаимоотношения России и Запада. Владимир Путин дал большое интервью одному из ведущих мировых изданий французской газете «Фигаро» в ходе своего визита в Пятую Республику. Разговор касался самых разных тем, в центре внимания были актуальные вопросы международной повестки и, конечно, российско-французские отношения. На вопросы журналистов французской «Фигаро» Владимир Путин отвечал в стенах Российского духовно-культурного центра, во время визита во Францию по приглашению президента Эммануэля Макрона. Тогда, после переговоров, на совместной пресс-конференции российский лидер отметил, что в окружении Макрона много людей со знанием русского языка. Вот и перед интервью, во время знакомства французский журналист Рено Жерар тоже заговорил по-русски. Интервью состоялось сразу после переговоров Путина и Макрона, и, конечно, журналистов интересовало впечатление от первого личного общения. Владимир Путин отметил, что у Эммануэля Макрона - свой взгляд и на двухсторонние отношения, и на международную политику. Но вновь избранный президент Франции прагматичный, и у них есть точки для сближения позиций, одна из которых — урегулирование сирийского конфликта. В частности, когда речь идет о зонах деэскалации. На сегодняшний день в Сирии четыре таких зоны. Они появились благодаря усилиям России, Турции, Ирана и сирийскому правительству в ходе долгих переговоров в Астане и подписанного в итоге меморандума. «И мне бы очень не хотелось, вот это очень важно то, что я сейчас скажу, чтобы эти зоны были каким-то прообразом будущего территориального разделения Сирии. А наоборот, я рассчитываю на то, что эти зоны деэскалации, если там установится мир, люди, которые там будут находиться и контролировать там ситуацию, будут взаимодействовать с официальными сирийскими властями и таким образом может сложиться и должна сложиться ситуация хоть какого-то элементарного взаимодействия и сотрудничества», - отметил Владимир Путин. Следующий шаг - это политический процесс: речь может идти уже и о возможном изменении Конституции, и о выборах. На уточняющий вопрос французских журналистов — предполагает ли российский президент будущее Сирии без Асада, Владимир Путин в очередной раз подчеркнул, что считает себя не вправе определять политическое будущее Сирии. Это дело исключительно сирийского народа. Впрочем, очевидно, это позиция - далеко не всех мировых лидеров. Вообще, найти точки соприкосновения со странами Запада, крайне сложно, или, скажем, объединить усилия даже в таком вопросе, который касается всех без исключения - борьба с терроризмом — тоже получается с трудом и не всегда. «После теракта в Париже, ужасного, просто кровавого события, к нам приехал президент Олланд тогда. Мы с ним договаривались о каких-то совместных действиях. К берегам Сирии подошел авианосец «Шарль де Голь». Потом Франсуа уехал в Вашингтон и все, «Шарль де Голь» развернулся и ушел куда-то в сторону Суэцкого канала. Все, и реальное сотрудничество у нас с Францией прекратилось, не начавшись. Значит, Франция задействована в операциях там, но в рамках международной коалиции под руководством США. Ну, вы там разберитесь, кто там старший, кто не старший, у кого есть какое слово, кто на что претендует. Мы готовы, мы открыты к сотрудничеству. Очень трудно было договариваться и с американцами по этому направлению, Кстати говоря, в последнее время все-таки мы заметили определенный сдвиг. Есть практические результаты. Вот я разговаривал с президентом Трампом по телефону, он в целом поддержал идею создания зон деэскалации», - сказал Владимир Путин. Задавая вопрос о взаимоотношениях с Вашингтоном, конечно, не могла не прозвучать фраза «российская угроза». Произнося ее, французский журналист показал в воздухе кавычки. Западная пресса, и политики используют это словосочетание слишком часто. В последнее время без него внутриполитическую жизнь, скажем, в США уже и представить-то сложно. «Людям, которые проиграли выборы, никак не хочется признать, что они их действительно проиграли, что тот, кто выиграл, оказался ближе к народу, он лучше понял, чего хотят люди, простые избиратели. Вот это признать никак не хочется. Хочется себе объяснить, другим доказать, что они здесь не при чем. Что их политика была правильная, они все делали хорошо, но кто-то со стороны их обманул и объегорил. Но это не так. Они просто проиграли. И должны это признать. Зачем сюда впутывать третьи страны? Это очень огорчает. Но это пройдет. Все проходит и это пройдет», - сказал российский президент. Это интервью состоялось спустя четыре дня после саммита НАТО в Брюсселе, на котором Трамп заявил, что 23 страны-участницы из 28 не доплачивают в общий бюджет организации. Общий кошелек Североатлантического альянса — одна из обсуждаемых тем в Европе. Но отвечая на вопрос об оборонном бюджете НАТО, Владимир Путин сказал, что обратил внимание на другое. «На этом саммите НАТО говорили о том, что НАТО хочет наладить военные отношения с Россией. А зачем тогда увеличивать военные расходы? Против кого воевать собрались? Здесь есть некоторые внутренние противоречия. Но это не наше дело, пускай у вас в НАТО разбираются, кому за что сколько платить. Нас это не очень беспокоит. Мы обеспечиваем свою обороноспособность. Делаем это надежно с перспективой на будущее. Мы в себе уверены», - отметил Владимир Путин. «Если говорить о НАТО, есть и ваши соседи, которые, в свою очередь, хотят обеспечить свою безопасность благодаря НАТО. Для вас является это знаком недоверия?» - поинтересовался журналист «Фигаро». «Для нас это является знаком того, что наши партнеры, извините меня, проводят недальновидную политику. Они не смотрят на шаг вперед. Нет такой привычки. Привычка такая пропала у наших западных партнеров. Все мы хотим безопасности, благополучия и сотрудничества. Значит, не нужно ничего нагнетать, не нужно придумывать мифических российских угроз, каких-то гибридных воин и так далее. Сами напридумывали, а потом сами себя пугаете. И на этой основе еще и формулируете основы политики. Нет у такой политики никаких перспектив», - заявил Владимир Путин. К слову, на упомянутых Владимиром Путиным фразах «гибридная война» и «российская угроза» во многом держится как внешнеполитическая, так и внутриполитическая жизнь еще одной страны — Украины: от запрета российских банков до запрета российских социальных сетей. Отвечая на вопрос о Донбассе, Владимир Путин подчеркнул, что это конфликт внутренний и договариваться должны конфликтующие стороны. И киевские власти должны выполнять минские соглашения, чего делать не торопятся. «В Минских соглашениях написано, что нужно провести социальную и экономическую реабилитацию вот этих территорий непризнанных республик, вместо того, чтобы это сделать, наоборот вводят блокаду. Вот в чем проблема. Причем ввели блокаду радикалы, перекрыв железнодорожные пути. Президент Украины сначала сказал, что это осуждает и наведет порядок, попытался это сделать, у него ничего не получилось. Он попытался это сделать. Но вместо того, чтобы продолжить свои усилия, взял официально сам присоединился к этой блокаде, издал указ о блокаде. Ну, как в таких условиях можно говорить о каком-то развитии ситуации к лучшему», - сказал Владимир Путин. Конечно, основные прозвучавшие вопросы о время этого интервью касались международной политики. И только под занавес французские журналисты спросили о внутриполитической жизни, точнее о предстоящих в 2018 году президентских выборах. Владимир Путин отметил, что будет сделано все, чтобы проведение избирательных кампаний прошло в соответствии с законом и Конституцией. Что же касается кандидатов, то об этом еще говорить рано, подчеркнул президент.