Родные вспоминают Анатолия Кляна, погибшего в Донбассе

30 июня 2016 года. Сегодня - два года с момента гибели в Донбассе оператора Первого канала Анатолия Кляна. Он попал под обстрел со стороны украинских силовиков во время съемок. Умер прямо на руках у нашего корреспондента. В командировку, которая оказалась последней в его жизни, Клян вызвался сам. В то, что его уже нет, верится до сих пор с трудом. 45 лет он дарил ей цветы, а теперь вот уже ровно два года Людмила Клян приносит розы своему мужу, который погиб в командировке под Донецком. «Я раньше никогда не плакала, когда его провожала. В этот раз почему-то я заплакала, наверное, предчувствие какое-то было. Очень нежно простились. А он мне сказал: «Да что ты так волнуешься? Украина нам родная». И я подумала: «Что может с ним случиться, когда он был в Югославии, в Чечне», - рассказывает вдова Людмила Клян. Это была не шальная пуля. Автобус, в котором были солдатские матери и журналисты, осветили ракетой, а потом расстреляли из автоматов. Водителю попали в шею, но он сумел вывезти людей из-под обстрела. Все это снимал наш оператор, уже сам смертельно раненый, Анатолий Клян. И эти кадры говорят о нем больше любых слов. «Последние слова, которые он произнес, были: «Камера, камера», его под руки выносили и он держал камеру в руке, потому что до последнего это все снимал», - вспоминает корреспондент Евгений Лямин. В эту командировку он попал из-за своего возраста, который называл преимуществом. На Украину в тот месяц перестали пропускать мужчин моложе 60 лет, и Анатолий в свои 68 посчитал, что он с его военным опытом будет там на своем месте. Возраста его кстати никто не замечал, Клян сохранил бодрость, оптимизм и вкус к жизни, он всегда был чем-то увлечен и увлекал других. Но работа оставалась его главной страстью. Близкие говорят, что Анатолий с камерой был одним целым. На телевидении он так давно, что успел поработать во всех жанрах, но каждая новая съемка была для него особенной. «Каждый вечер, когда он созванивался с координацией, чтобы узнать, какая будет съемка, это было похоже на розыгрыш лотерейных билетов, какой сегодня приз он выиграет, какая съемка ждет его завтра. И это было всегда таким — что бы ему не сказали, он никогда не говорил: «Ой, опять!» Он всегда мчался, как будто это была первая съемка в его жизни, и наконец-то ему это доверили», - рассказывает Елена Клян, дочь Анатолия Кляна. Портрет Анатолия Кляна видит каждый, кто заходит в информационную службу Первого канала. Для большинства здесь он дядя Толя, родной и близкий человек. «Год назад, когда мы открывали памятную доску, я подумал для себя, что вот Толя смотрит на нас и провожает нас в командировки, здесь встречает нас. Но за этот период я понял, что он всегда с нами в командировках, куда бы мы ни уезжали. Когда разговоры о рыбалке заходят, все вспоминают Толю - мы там ездили с ним. Или в Сирии или Донбассе, заходят разговоры о войне, Толя ездит незримо с нами. Это точно. Он не только здесь нас встречает, он всегда ездит с нами», - говорит Евгений Лямин. Анатолий Клян с нами не только в воспоминаниях и портретах, его внук Тимофей теперь работает звукооператором в том же отделе, что и дед. И его фамилия вновь звучит в новостях Первого канала.