Российские саперы расчищают от мин ж/д станцию в Алеппо

Как минимум три человека, включая ребенка и одного волонтера Сирийского арабского Красного полумесяца, стали жертвами ракетного обстрела в городе Алеппо, еще семь человек получили ранения, за их жизни борются врачи. Снаряд разорвался в тот момент, когда люди пришли за гуманитарной помощью. В обстреле винят сирийских боевиков. Тем временем в другой части города продолжается работа российских специалистов по разминированию. Сейчас наши саперы обследуют метр за метром одну из железнодорожных станций. Боевики оставили много ловушек и для того, чтобы их распознать, требуется колоссальный опыт. Железнодорожная станция в пригороде Алеппо напичкана минами и фугасами. Извлечь все невозможно – неоправданный риск. Уничтожают на месте. «После того, как сирийская армия взяла под контроль участок железной дороги в Алеппо, мы сразу обратились к российским саперам за помощью. У них огромный опыт. Они разминируют все важные стратегические объекты нашего города. Они лучшие. Спасибо им за помощь», - говорит инженер железной дороги Халед аль-Иса. Очень медленно, чуть быстрее улитки. С восхода солнца и до обеда успели зачистить один квадратный километр. Профессионалы говорят, что это много. Главное - без потерь. Хотя смерть всегда ходит с ними рядом. Фугас оказался с секретом. Даже не сразу в траве найдешь. Это называется «гирлянда»: на проволоке стоят замыкатели, все это идет к фугасу. Наступил на любой замыкатель - и три килограмма тротила взлетают на воздух. Такой заряд может запросто свести с рельс тепловоз. Понимаешь, что саперы его обезвредили, что все безопасно, а в душе все равно холодок. Это как дома, когда ремонтируешь розетку: обесточил, а к проводам прикасаться страшно. Но с опытом такие ощущения проходят. «Данный фугас мы уже посмотрели, так что он не представляет особой опасности. Устанавливается на «гирлянду» с помощью батарейки и свою работоспособность сохраняет в течение месяца-двух, может быть, трех», - поясняет командир группы инженерной разведки Данила Воронин. Погода хорошая, хотя на днях шел дождь. И мины, как грибы, проявились на поверхности. На подступах к станции, где у боевиков был командный пункт, заложены сотни. Минное поле. Сколько там мин - неизвестно. Робототехнический комплекс «Уран», полностью автоматизированный, будет уничтожать все, что заложили боевики. Сапер велел идти точно след в след: заминировано очень плотно. «Мины установлены полностью профессионально, как положено установлены», - поясняет сапер. Мины могли остаться и от боевиков, и от Сирийской армии. Карт полей - ни трофейных, ни своих - не осталось. В большинстве случаев их никто и не заводил. Поэтому опасных сюрпризов много, как много и работы у российских инженерно-саперных групп. Бойцам помогает робот. Продвигается быстрее человека, идет напролом, перепахивая и землю, и мины. «У нас буквально недавно был случай подрыва данного робота на фугасе большой мощности, более 10 килограммов. Робот остался работоспособен. Единственное, пришлось провести легкий ремонт и замену тралящего оборудования», - рассказывает представитель Международного противоминного центра Вооруженных сил РФ Леонид Масленников. Управление дистанционное, есть видеокамера. Оператор может работать из укрытия. Но сейчас только «противопехотки». Расстояние безопасное, и боец управляет «Ураном», стоя в полный рост. «Уран» в Сирии с самого начала работы наших саперов, разминировал окрестности Дамаска, помогал расчищать от мин улицы старого Алеппо. Теперь трудится за городом, вдоль железнодорожной ветки. Робот может не все. Только саперы, каждый день рискуя, оставляют за собой абсолютно безопасную территорию. И еще надписи на стенах и заборах, гарантирующие, что мин в этом месте больше нет.