Сегодня исполняется 85 лет отечественному телевидению

2 октября в 1931 году в Москве начались первые трансляции передач советского телевидения. Они, правда, мало походили на те, к которым мы привыкли сейчас — передачи были не ежедневными, изображение — маленьким, а телевидение — и вовсе механическим. Электронное появилось позже. 2 октября в 1931 году в Москве начались первые трансляции передач советского телевидения. Они, правда, мало походили на те, к которым мы привыкли сейчас - передачи были не ежедневными, изображение - маленьким, а телевидение - и вовсе механическим. Электронное появилось позже. По сюжету фильма «Место встречи изменить нельзя» идет 1945 год. Один из героев удивляется новому изобретению – радиоприемнику с маленьким экраном, который называется «телевизор». Но к этому времени регулярному телевидению в СССР было уже почти полтора десятка лет, и первые телевизоры под названием Б-2 были похожи на деревянный скворечник с глазком. «Ничего в нем такого особо сложного нет. Есть бумажный, буквально бумажный диск с прорезанными в нем спиральными отверстиями, которые, вращаясь, рисуют нам изображение, нашу картинку», - рассказывает радиолюбитель Глеб Астафьев. Начало тридцатых годов — это было время, когда, выражаясь современным языком, боролись два телевизионных стандарта. Механический, где изображение создавалось вращением диска с отверстиями, и электронный — с привычным нам кинескопом. Поначалу казалось, что больше шансов у механического телевизора. Он был надежным и простым. Достаточно сказать, что в СССР такие телевизоры собирали простые радиолюбители по опубликованным чертежам. Но изобретатель первой в мире электронно-лучевой трубки, российский ученый Борис Львович Розинг был другого мнения. Борис Розинг первым понял, что световые мелькания механического диска можно преобразовать в электрические сигналы, и в своей петербуржской лаборатории в Технологическом институте начал исследовать электронные лучи. «Он отличался тем, что он все свои идеи, а их было там огромное количество – и фотохимия, колоссальное количество опытов, где пробовал применять и механическую развертку, и многие другие, пока не вышел на вот такое изящное изделие, которое мы сейчас вот видим. Да, мне страшно его держать в руках, потому что вдруг выскользнет», - показывает драгоценный экспонат хранитель отдела телевидения Центрального музея связи им. Попова Алексей Рашин. В его основании – катод. Металлический элемент, с которого мощным положительным зарядом выбиваются электроны. Двигаясь со скоростью света, они попадают в электромагнитное поле, которое создают две металлические пластины. Это поле сжимает хаотичное течение в тончайший – с иголку - луч. А сверху на трубку Розинг крепил две магнитные катушки, которые отклоняли пучок электронов. Одна передает покадровое изображение, другая – построчное. Колебания луча сложные, но математически выверенные: сначала слева направо (это разложенный на строки кадр), потом сверху вниз (кадр меняется). Экран – донышко колбы – покрыт химическим составом, он светится при бомбардировке электронами. Череда мгновенных вспышек, и мы видим двигающиеся предметы. Розинг был уверен, что будущее – за таким, исключительно электронным телевидением. И он оказался прав. Но первая телевизионная передача в СССР была проведена в 1931 году с помощью механической камеры и телевизора. «Тогда передали портрет товарища Молотова», - говорит Игорь Овчаров, учебный секретарь Всероссийского электротехнического института им В. И. Ленина. Первым по-настоящему массовым телевизором стал аппарат КВН-49. Это, скорее всего, про такой говорили в фильме «Место встречи изменить нельзя». Несмотря на маленький экран, плохое изображение и не самые зажигательные телепередачи, телевизор быстро завоевал популярность. Его воспринимали, как чудо, которое можно было купить всего за 1200 рублей - две средние месячные зарплаты. С годами телевизионные экраны становились шире и тоньше, изображение получило цвет и небывалую четкость, а сегодня телевизор в виде смартфона мы достаем из кармана и можем смотреть передачи в прямом эфире прямо на ходу. За 85 лет телевидение стало привычным, но не перестало быть чудом, обыкновенным чудом.