Сергей Лавров и Джон Керри. Основные темы переговоров

15 июля 2016 года В посольство Франции в Москве около часа назад, чтобы выразить соболезнования, приехали главы российского и американского внешнеполитических ведомств. Сергей Лавров и Джон Керри оставили записи в Книге соболезнований. В своем послании министр иностранных дел России подчеркнул, что лучшим ответом на теракт станет «общая решимость не давать спуску террористам». В посольство Франции в Москве около часа назад, чтобы выразить соболезнования, приехали главы российского и американского внешнеполитических ведомств. Сергей Лавров и Джон Керри оставили записи в Книге соболезнований. В своем послании министр иностранных дел России подчеркнул, что лучшим ответом на теракт станет «общая решимость не давать спуску террористам». Чтобы выразить соболезнования, главы внешнеполитических ведомств России и США прервали переговоры, которые шесть часов подряд длились в особняке российского МИД. За последние 14 месяцев Джон Керри приезжает в Россию уже в четвертый раз, и такую активность американской дипломатии многие эксперты связывают с тем, что нынешняя вашингтонская администрация уже готовится передать дела новой команде следующего президента Соединенных Штатов, и в этой связи пытается спешно решить самые острые внешнеполитические проблемы. Ведь по американской традиции за два месяца до выборов не принимаются никакие стратегически значимые решения. А, значит, в распоряжении у шестьдесят восьмого госсекретаря США остаются буквально считанные недели. Перед началом переговоров шеф американской дипломатии обозначил целый список тем, которые хотел бы обсудить с российской стороной. Прежде всего, это «горячие точки»: Украина, Нагорный Карабах и Ближний Восток, в частности, ситуация в Ливии, Йемене и, конечно, в Сирии. Конфликты, которые разгорелись во время президентства Обамы, и угроза терроризма, которая теперь исходит из региона, все больше беспокоят Америку. О необходимости активизировать усилия по борьбе с этой угрозой, говорил и глава российского МИД. «Мы продолжим тот разговор, который начат был вчера вечером на встрече у президента Российской Федерации. Я считаю, что он был полезным. Позволил по крайней мере в том, что касается Сирии и Ближневосточного региона, заострить необходимость активизации нашей работы по наращиванию усилий для более эффективной борьбы с терроризмом. И, мне кажется, эта наша работа обретает еще большую срочность и актуальность в связи с отвратительным террористическим актом вчера в Ницце. И если вы не против, я предлагаю почтить память погибших минутой молчания. Спасибо», - сказал Сергей Лавров. «Мы присоединяемся к Вашим словам в отношении бойни, которая произошла вчера, и мы выражаем свое крайнее возмущение. Сейчас инкубатором терроризма является Сирия. Весь мир возлагает на нас надежды, что мы максимально оперативно предпримем ощутимые шаги, которые позволят положить конец этой угрозе», - сказал Джон Керри. Произнося «мы», Джон Керри недвусмысленно подчеркивал, что без участия России невозможно справиться с терроризмом на Ближнем Востоке. И это, пожалуй, самое главное изменение в американской риторике последнего времени. Еще год назад в Вашингтоне отказывались говорить с Москвой по сирийской проблеме. Как менялась тональность общения за это время - можно проследить по «Твиттеру» госсекретаря США. В мае 2015 года, после переговоров в России, он написал, что это была «откровенная дискуссия», что с дипломатического можно перевести как «участники встречи обозначили свои принципиальные позиции, но ни о чем не договорились». А уже в марте 2016 года, после общения с российским президентом, Керри написал, что «это был продуктивный диалог». Что, вероятно, означало «удалось найти точки соприкосновения». Перед июльским же визитом в американской прессе появились сообщения, что госсекретарь везет в Россию целый пакет предложений, в котором учитываются точки зрения всех заинтересованных сторон. О том, что диалог становится все более конструктивным, говорил и Владимир Путин на встрече с Джоном Керри накануне вечером «Хотел бы отметить наши взаимные усилия по урегулированию конфликтов, которые мы считаем важными и подлежащими разрешению. Последний наш разговор с президентом Обамой убеждает меня в том, что мы искренне стремимся к не только самому процессу сотрудничества, к его налаживанию, но и достижению результатов положительных. Надеюсь, что и в ходе сегодняшних наших консультаций, вы сможете ему доложить, - прошу передать ему самые наилучшие пожелания, - доложить о том, что мы тоже продвинулись в обсуждении решения вопросов, ради которых собираемся», - сказал Владимир Путин. «Президент Обама и я, мы считаем, что сейчас Соединенные Штаты и Россия находятся в такой фазе, что мы можем действительно сделать очень много, что пойдет на пользу миру. И речь идет не только о Сирии, не только об Украине, но также и о других потенциальных областях, в которых мы могли бы добиться серьезного прогресса», - отметил Джон Керри. Как стало известно, среди предложений, которые привезли американцы на этот раз, - проведение совместных военных операций против террористов в Сирии. Надо отметить, что прошлой осенью то же самое уже предлагала Москва, но тогда в Вашингтоне эту идею отвергли. Российская сторона и сегодня готова к такому сотрудничеству, однако для начала необходимо определить общие цели военных ударов. И здесь тоже хватает разногласий. В Америке, например, упорно препятствуют применению силы против такой одиозной группировки, как «Джабхат ан-Нусра», которая в самих США, к слову, наряду с ИГИЛ, также признана террористической. И это не считая множества мелких банд, которые прикрываются лозунгами политической борьбы с Башаром Асадом. Тема размежевания оппозиционеров и террористов, судя по всему, стала одной из главных во время переговоров руководителей дипломатических ведомств.