Европа: её плавильный котел сварил гремучую смесь

Германия начала обучать сирийских мигрантов специальностям, необходимым для будущего восстановления Сирии, сообщила сегодня газета "Франкфуртер альгемайне цайтунг", она публикует интервью министра обороны ФРГ. Гражданские профессии, связанные с технологиями, медициной и транспортом, по линии бундесвера, конечно, без права служить в немецкой армии изучают пока чуть более ста сирийцев. При том, что в одну лишь Германию за прошлый год прибыли свыше миллиона выходцев с Ближнего Востока и из Северной Африки. Берлин выступает в Евросоюзе главным проводником политики "открытых дверей", однако не все страны эту идею разделяют. Швеция, которая приняла больше всех в ЕС мигрантов в пересчете на душу населения, на этой неделе резко ужесточила правила предоставления убежища. Британцы, глядя на выход из единой Европы, пересматривают и отношение к толерантности. Да и сама Германия, кстати, пережила потрясение только сегодня вечером, когда сириец-соискатель статуса беженца взял мачете и устроил резню. И это был не первый случай на неделе. А ведь окружающим Муххаммад Райд, этот 17-летний афганский беженец, так умело обращающийся в ножом в сделанном им самим видеоролике, казался «хорошим мальчиком». С ножом и с топором он отправился рубить и резать пассажиров поезда, ехавшего в Вюрцбург. За два года жизни в Германии он по причине жизни в обществе, где нет голода, войны и предположительно нет «плохих парней», должен был бы стать тем самым условным «новым европейцем», который будет за меньшую, чем у урожденных немцев зарплату, будет честно и благодарно работать на их заводах. Это - ответ Ангеле Меркель, радушно пригласившей, за весь Евросоюз, беженцев из стран, охваченных войнами, многих из которых были начаты и одобрены странами Запада. В том числе и канцеру Германии обращены и слова о том, что европейцев основные «кары небесные» еще ждут впереди и иллюстрации - кровь на полу и сиденьях в вагоне поезда. «Силовые ведомства уже не могут молчать и говорить, что политика открытых дверей правильная. Не проходит и дня чтобы МВД не предупредило население о том, что теракты в Париже и Бельгии могут пройти в Германии», - отмечает политолог Александр Рар. Растерянность и беспомощность брюссельских властей, накликавших на Европу миграционный кризис, обернувшийся атмосферой страха и террора, - притча во языцех. «Брекзит», кажется, снял внутренние табу, и даже за британской нарочитой сдержанностью немедленно обнаружилось... ой-ой-ой что такое. В Интернете почти каждый день публикуются видеосвидетельства гнева «против чужих», едва ли не на самом болезненном уровне - бытовом. Таксист-пакистанец, когда не успел вовремя пропустить ехавшую за ним машину, услышал: «Чертов иностранец, убирайся в свою страну!» - Да я, брат, здесь родился и вырос! Родился и вырос! - Тогда сначала научись говорить по-английски! Сцену в манчестерском трамвае лучше не переводить - там сплошная нецензурная брань. Подросток сначала оскорбляет чернокожих женщин, потом обливает их водой. Нападавший тоже говорил о референдуме. Вот уже травят даже поляков, претендующих на равенство с британцами по части «истинной европейскости». На дверях польского культурного центра, который на западе Лондона, появилось граффити: «Польские подонки, убирайтесь домой!» В первые после референдума недели подобные записки - переводить некоторые не позволяют правила приличия - нашли на лобовых стеклах своих машин и в почтовых ящиках многие польские семьи. Еще осенью прошлого года Швеция казалось едва ли не образцом толерантности, помноженной на мультикультурализм. Символом чего можно считать предложение епископа лютеранской церкви Евы Брюнне - первой открытой лесбиянки, проживающей в браке с коллегой - священницей, снять уже наконец кресты с церкви, дабы «не оскорблять мигрантов». А вот теперь, после «межнациональных» драк на улицах города Упсала полыхают общежития для мигрантов. И европейцы вдруг стали понимать, что вместо обещанной им Брюсселем дармовой рабочей силы и людей, готовых, якобы, к полной ассимиляции, к ним приехали со своими собственными жизненными планами. «Большинство из них даже не скрывало, что приехали не работу искать, а просто жить на пособие, а внутри европейских обществ они хотят жить по своим законам. То есть от Европы они брали то, что можно было получить бесплатно и безвозмездно, а в остальном они не считали себя необходимым придерживаться местных законов. А сейчас просто это увеличилось так в взрывном масштабе, поэтому скрывать просто стало уже невозможно, поэтому приходится на самом деле все эти розовые очки снимать и смотреть на жизнь такой, какой она есть», - отмечает политолог, гендиректор Центра политической конъюнктуры Сергей Михеев. Отвечать на вопрос, как на это реагировать, бюрократы из Евросоюза не спешат, в основном говорят что-то о высших гуманистических ценностях и о миссии Европы в перевоспитании человечества. «Разруливать» же ситуацию приходится «на местах» властям национальным. И тут у всех свои ноу-хау. Французы после трагедий в Париже и Ницце не церемонятся - на севере Парижа сносят лагерь нелегальных мигрантов, то же самое в Кале - городе, который был перевалочным пунктом для бегущих в Великобританию. В городе Аржентей в рамках антитеррористических операций, не церемонясь, проводят обыски. И так - почти по всей стране, атакованной террористами. Страны «Вышеградской четверки» - Польша, Чехия, Словакия, Венгрия - проводят саммит на высшем уровне, после которого венгерский лидер Виктор Орбан (его еще совсем недавно пробрюссельские романтики-глобалисты причисляли к праворадикалом, обвиняя в чуть ли не в склонности к нацизму), открыто произносит по итогам заседаний фразу: «Миграция и терроризм неразрывно связаны!» Это вполне можно считать декларацией, из которой будет проистекать внутренняя политика стран Восточной Европы. И Венгрия, как и Словакия, кстати, добилась того, что была исключена из квот приема беженцев вообще. Вот уже и австрийцы демонстративно выслали на военном самолете мигрантов, которым было отказано в статусе беженцев, правда, всего лишь 14 и в Болгарию, а куда им дальше путь лежит - неизвестно, зато в прессе были успокоительные слова сказаны: «Мы их начали высылать...» Глобальное решение, предложенное брюссельскими чиновниками - отправлять сотни тысячи беженцев в Турцию, в специальные лагеря, заплатить туркам за их создание. Откупиться таким образом и от мигрантов, и от сочувственного общественного мнения, а есть и такое, в своих странах - мол, мы же не обратно в зону боевых действий отправляем. Отправлять придется очень многих, особенно если террористические атаки будет продолжаться. Но ведь и бизнес по доставке «нелегалов» набрал обороты - Европол подсчитал - за 2015 год от трех до шести миллиардов евро заработали криминальные структуры, с чего бы они отказались от таких заработков в дальнейшем? В итоге рецепт противодействия кризису с беженцами звучит так: «каждый спасается сам как умеет», и в этом смысле страна Дания, которая в миграционном контексте неспроста ассоциируется и с вопросом принца Гамлета «Быть или не быть?», подарила европейцам целую комбинацию способов отвадить желающих получить гражданство. Первое - экзамен. На хорошем датском нужно ответить на вопросы вроде: что было написано на руническом камне датского короля Харальда Синезубого в 965 году, или что такое датский балет Сильфида. Сами датчане, из любопытства решившие проверить себя, смогли ответить только на 32 вопроса из сорока. Второе - надо четко определиться с количеством жен. Ведь их может быть и пять и десять, да еще с детьми и родственниками, на которых документы никем не выдаются - просто на слово. Лишится значительной части жен захотят тоже не все из числа сдавших экзамен. Но самое коварное это, конечно, свинина. «Дания ввела достаточно жесткие ограничения, но по действию неформально, не вводя официальные квоты, а уменьшив пособия мигрантов, затруднив их трудоустройство, и, самое интересное, введя свинину в рацион всех социальных учреждений. Тем самым справедливо полагая, что это будет отпугивать мусульман», - объяснил доцент кафедры политической теории МГИМО, член экспертного совета комитета Госдумы по делам национальностей Кирилл Коктыш. Все эти меры локального характера - от силовых до лукавых - продовольственных, производят впечатление беспомощности Евросоюза. Свидетельством того, что сверхидея глобализма, основанная на функционировании легендарной «невидимой руки рынка», неуклонно меняющей, якобы, и людей и страны к лучшему, есть просто миф. «Многие боятся что все эти изменения законодательства приведут к тому, что эта самая либеральная идея - свободная открытая Европа, в которую многие представители элит и политиков поверили, ее придется менять, потому что народы этого не хотят уже, элиты этого не хотят, Это не функционирует», - поясняет Александр Рар. Скорее всего, чиновникам в Брюсселе все же не придет в голову, повторяя опыт датчан, проверять на деле версию, что «светская идентичность» важнее идентичности национальной, религиозной и любой другой. Если всерьез попытаться заставить есть свинину не только вновь прибывших мигрантов, а и прибывших ранее, а также и рожденных в Европе мусульман, то этот эксперимент точно разорвет Евросоюз. Не ради же этого его создавали, в самом деле.