Собянин ответил на вопросы о программе реновации в Москве

Реновация пятиэтажек в Москве - попросту переселение жителей из старых домов в новые. Продолжаются дебаты и законодателей, и общественности по поводу этого большого проекта. Перед праздниками в программе «Воскресное время» было задано несколько риторических вопросов: будет ли приток новых жителей в Москву? Сколько их будет? Справится ли с этим инфраструктура Москвы? Как будут благоустроены новые кварталы? Этот проект сделает Москву краше, или городская среда станет хуже - вместо пятиэтажек вырастут дома этажей в тридцать? В пятницу журналисты поговорили об этом с мэром Москвы Сергеем Собяниным. Съемочная группа Первого встретилась с мэром во время инспекции объекта на новой эстакаде, которая скоро будет введена в строй. ВОПРОС: «Сергей Семенович, почему эту работу по реновации, эту огромную работу вы решили начать таким большим проектом, а не как раньше это происходило - частями, отдельными домами переселяли москвичей?» ОТВЕТ: «Проблема родилась же не сегодня, а проблему заложили много лет тому назад, когда пошла первая волна массового индустриального строительства жилья, так называемых «хрущевок». И первая волна как раз и была в Москве. Здесь было самое массовое строительство. Сегодня, спустя несколько десятилетий, мы именно здесь имеем самую большую и масштабную проблему. Если разбить решение этой проблемы на несколько частей, то я боюсь, что ни сами жители, ни их дети не доживут до решения этой проблемы. Слишком тогда большой срок решения этой проблемы. Потому что даже чтобы реализовать одну очередь, требуется, минимум, лет пятнадцать, а если последовательно двигаться, тогда до третьей очереди дойдет лет через 45. Сегодня состояние этих домов таково, что дай бог им прожить еще 15-20 лет». ВОПРОС: «Тогда другая схема, о которой говорят, как это было в Восточной Германии, в Польше, в Чехии, когда отдельные дома приводили в порядок, как-то меняли инженерные системы и так далее…» ОТВЕТ: «Я бы не сказал, что это очень удачный опыт. Во-первых, сколько ты его ни реконструируй, параметры этой квартиры как были, так они такими и остаются. И сегодня то жилье, которое было реконструировано, оно особым спросом в Германии не пользуется, все равно считается депрессивными районами. При реконструкции стоимость жилья повесили на самих же жителей. Переселение, реновация - всегда везде платят жители. Мы предлагаем проект, по сути дела, социальный, когда жителям ничего не надо платить даже за отделку. А если брать отдельные социальные группы, то и за переезд». ВОПРОС: «Сергей Семенович, возникло напряжение известное в Москве, часть москвичей были недовольны, в том числе, переселяемые, даже митинг прошел в Москве. Насколько удалось снять это напряжение?» ОТВЕТ: «Митинги были разные. И большая часть - за поддержку реновации, часть была против поддержки. Мы постарались, как и обещали, максимально учесть все, что прозвучало и на митингах, и на собраниях, и на встречах с жителями, и то, что генерировала вокруг себя поправки Общественная палата, Дума Государственная и городская. В конечном итоге, был выработан целый комплекс поправок, которые включают в себя все, начиная от качества домов, места переселения, вопросов равноценности, равнозначности, судебной защиты и так далее. Мне кажется, что этот комплекс поправок, который мы направили и в правительство, и в Думу, он решает большую часть задач, по крайней мере, из того, что мы слышим от граждан». ВОПРОС: «Это интересы жителей. В каждом районе, квартале есть какой-то малый бизнес. Магазинчик, парикмахерская, стрижка собак… С бизнесом как? Будут его интересы учтены?» ОТВЕТ: «Мы можем по выбору коммерсанта дать ему не только такое же помещение, но и равноценное, или компенсировать его бизнес. В том числе и потери дохода». ВОПРОС: «То есть, даже деньги?» ОТВЕТ: «На выбор. Пожелает бизнесмен - мы ему предоставим аналогичное помещение. Не пожелает – значит, по рыночной оценке с учетом выпадающих его доходов, неполученных доходов, с учетом вложенных денег в этот проект. Мне кажется, это будет справедливо абсолютно». ВОПРОС: «Еще один вопрос, еще одно опасение. Ведь для того, чтобы переселить миллион или миллион 600 тысяч граждан, цифра меняется, надо построить еще дополнительное жилье и много дополнительного жилья, чтобы отбить стройку этого жилья. Значит, и предполагается гипотеза, что в Москву приедет - их же кто-то купит, эти квартиры дополнительные - в Москву приедет много новых жителей. Сколько? Разные специалисты называют разные цифры». ОТВЕТ: «Я думаю, что те оценки, которые звучат от специалистов, они сильно завышены. Но, тем не менее, очевидно, что по окончанию программы будет построено жилье, в которое переедет около полумиллиона человек, это дополнительное жилье». ВОПРОС: «Эти люди, откуда они приедут?» ОТВЕТ: «Сегодня пытаются спекулировать, говорить о том, что они приедут невесть откуда, потеснят москвичей. Сегодня обеспеченность москвичами жилой площади очень низкая. В Москве жилье особо строить негде. Промзоны заброшенные - ими мало кто занимался. А действующая жилая застройка не предполагала уже какой-то застройки. В результате из-за того, что объем жилья строился небольшой, цена вырастала, она становилась недоступной для москвичей. В результате, несмотря на то, что росло население, жилья становилось ненамного больше. Мы видим, что 90% всего жилья продается москвичам, небольшая часть - жителям Подмосковья, и совсем уже небольшая часть - приезжим из других регионов». ВОПРОС: «То есть, вы предполагаете, что ваш проект позволит снизить цены на жилье в Москве и позволит москвичам улучшать свои жилищные условия? Кроме тех, кто будет переселяться». ОТВЕТ: «Это вторая задача. Мне кажется, она тоже важная, может, даже не менее важная. Решить проблему не только для тех, кто переселяется из пятиэтажек, но отчасти улучшить решение проблемы обеспечения жильем в целом москвичам. Особенно тех, которые живут рядом с этими районами реновации. Потому что по опросам мы видим, что многие из них уже присматриваются к этому проекту и подумывают, а почему бы мне там не приобрести жилье рядом с моим домом. У меня живут дети, внуки, почему там не купить жилье». ВОПРОС: «Таким образом, по вашим оценкам, расчетам, нагрузка на инфраструктуру не будет принципиально увеличена?» ОТВЕТ: «Я думаю, она будет уменьшена. Почему, потому что если люди, к примеру, с окраинных районов переедут ближе к метро, собственно, все районы реновации расположены очень хорошо с точки зрения доступности до метро, часть этих людей, которые каждый день мотаются на работу на машинах по дорогам, уйдут с дорог. Если даже хотя бы тысяч 100-200 уйдут с дорог, это большой эффект транспортный». ВОПРОС: «Вы же не перестанете от этого заниматься развязками? Вроде этой, на которой мы сейчас стоим». ОТВЕТ: «Это важнейшее направление. В настоящее время строятся северо-западные, северо-восточные хорды, южная рокада. Это как раз магистрали, новые магистрали города, которые будут в основном проходить как раз с середины части города, которые непосредственно будут касаться районов реновации. Это первое. И второе — это большое подземное кольцо метро, которое также будет охватывать значительную часть этих зон реновации, снимать нагрузку с радиальных направлений. Поэтому с точки зрения и общественного транспорта, и автомобильного транспорта у нас есть серьезные заделы, которые не только не ухудшат ситуацию, а улучшат ситуацию. Причем, улучшат значительно». ВОПРОС: «Вот Хрущев сделал проект - да, он был косоватый, конечно, и дома скромные, но это был исторический проект. Люди переезжали из коммуналок, люди переезжали из бараков. Сейчас надо сделать красиво. Вы можете так сделать?» ОТВЕТ: «Я считаю, что мы справимся с этим проектом при одном условии - если у нас будет поддержка москвичей. Это очень важный общий наш проект. Это не проект мэра Собянина или Государственной Думы или еще кого-то. Общий наш проект. Он касается значительной части москвичей».