Трагические события в Ницце раскололи французское общество

В четверг Национальное собрание и Сенат Франции проголосовали за продление режима чрезвычайного положения в стране еще на полгода. Причина - трагические события в Ницце. ЧП продлевали уже трижды - это четвертый раз и, вполне возможно, что не последний. В расследовании «дела Булеля» открываются все новые подробности. Вместо убийцы-одиночки, испытывавшего проблемы с психикой, именно таким его представляла в начале полиция, появился террорист с сообщниками, связи которого с ИГИЛ теперь уже почти не вызывают сомнений. Зато все больше вопросов появляются к правоохранительным органам и властям в целом. Звучат призывы отправить в отставку главу МВД, а премьер-министра Вальса освистали во время траурных мероприятий на Лазурном берегу. На этом фоне заявления Олланда о планах еженедельно проводить в Елисейском дворце долгие совещания по вопросам безопасности выглядит попыткой спасти репутацию кабинета министров, а заодно поддержать собственный рейтинг. Президентские выборы состоятся в апреле следующего года. Разброд и шатание. Если реакцией французской нации на теракт в Париже было единение, то атака в Ницце расколола общество. Граждане обвиняют власть, политики обвиняют друг друга. А новые подробности расследования показывают: проблемы настолько глубоки, что в ближайшем будущем гарантировать безопасность не сможет никто. В то, что давить людей зигзагами, чтобы убить как можно больше, мог психопат-одиночка, поверили легко и быстро. Сначала Бернар Казнев, министр внутренних дел, вообще отрицал его связь с террористами. Потом заговорил о его «быстрой радикализации». Но новые факты расследования шокируют. Массовое убийство Мохаммед Булель готовил с прошлого года. «Водитель грузовика готовил свое нападение в Ницце не один месяц. Продолжающееся следствие смогло не только подтвердить спланированный характер акции Булеля, но и установить, что он пользовался помощью других людей», - сообщил прокурор Парижа Франсуа Молен. Арестованы пятеро — выходцы из Туниса и Албании. Одному из них за 15 минут до атаки Булель отправил сообщение с текстом: «Привези еще оружия». Дом подельника полиция, как выяснилось, раньше уже обыскивала. Тогда безрезультатно. Обыскав сейчас снова, нашли оружие и боеприпасы. Всплыли и новые детали о самом террористе. Незадолго до теракта отпустил бороду. Постоянно посещал сайты с материалами о терактах. За несколько дней до нападения отправил семье в Тунис 110 тысяч долларов. Полицейские, по их словам, нашли в его мобильном фотографии — он тщательно фиксировал будущее место преступления: пляж, набережную и пешеходную дорожку. На том же самом грузовике за сутки до теракта Булель там не просто проезжал, а останавливался. Напротив отеля Негреско, где потом был развернут полевой госпиталь, включал «аварийку». Он отрабатывал маршрут смерти методично и в деталях. Но антитеррористический отдел полиции потребовал удалить все записи с камер наблюдения, мотивировав заботой о нераспространении — мол, спецслужбам достаточно копий. Власти Ниццы не просто отказались - выразили недоумение: их впервые просят уничтожить улики. Эта странная, на первый взгляд, перепалка — свидетельство внутреннего раскола. Еще накануне трагедии глава южного региона и мэр Ниццы предупреждали: полицейских для обеспечения порядка в День взятия Бастилии недостаточно. Людей даже не досматривали. Влиятельное американское издание «Уолл-стрит джорнал» отмечает: французская полиция не справляется: «Представители сил безопасности, полиции и местных властей рассмотрели и затем отклонили идею о проведении досмотра людей, пришедших на праздничный фейерверк по случаю празднования Дня взятии Бастилии, из-за ограниченного количества персонала». Выяснилось также, что один из сообщников террориста, который передал ему оружие, давно известен полиции. Еще в мае выдан ордер на его выдворение из страны. Но он так и не был выслан. После трагедии мэр города и глава региона записали к президенту видеообращение. «Да, нужно было бы привлечь дополнительные силы. К сожалению, этого не было сделано, и я понимаю гнев жителей Ниццы, который мы разделяем. И у нас тоже есть вопросы», - сказал мэр Ниццы Филипп Прадаль. «Все то время, когда я пытался быть рядом с семьями погибших, я еле сдерживал гнев, и я не хочу от вас его скрывать. Как такое вообще возможно в нашей стране? Как этот грузовик смог проехать на Променад-дез-Англе, если улица была полностью перекрыта? Сколько полицейских находилось на своих постах в тот момент, и какие меры были предприняты, чтобы всего этого избежать? Все эти вопросы я задал министру, но ответов на большинство из них не получил. Нам на все всегда отвечают: “Идет расследование”, - возмущен глава региона Прованс — Альпы — Лазурный берег Кристиан Эстрози. За наивность и излишнюю мягкость критикует власть и оппозиция. Она требует радикальных мер. Николя Саркози призвал депортировать всех иностранцев, которые могут представлять угрозу безопасности. Лидер Национального фронта Марин Ле Пен настаивает на отставке главы МВД Бернара Казнева. “В любой стране, я повторяю, в любой стране, министр, ответственный за 250 смертей за 18 месяцев, как Бернар Казнев, давно бы уже ушел в отставку. Франция – великая страна, которая может себя защитить, но ей руководят ничтожные люди, которые либо не знают этого, либо не хотят этого делать. Французский народ имеет право на государство, достойное его, которое защитило бы его идентичность, обеспечило бы его процветание, безопасность и свободу”, - считает Марин Ле Пен. Олланд распорядился мобилизовать резерв второго уровня из бывших военных и полицейских. Видимость, а не решение, пишут местные СМИ. Третий крупный теракт за полтора года вновь будто застал власти врасплох. Всего за несколько часов до трагедии президент, выступая с торжественной речью на День взятия Бастилии, объявил, что режим чрезвычайного положения будет наконец снят. Теперь его продлили еще на шесть месяцев. «Происходящие раз за разом теракты создают серьезный прессинг со стороны общественного мнения на политический класс. И так или иначе политическому классу Франции придется соответствовать этому, в том числе активизировать работу спецслужб. Другое дело, что может быть делать это уже будут не нынешние французские политики, которые находятся у власти долгое время, а, может быть, новый класс политиков. Но то, что это будет происходить и в краткосрочной перспективе, это совершенно очевидно», - считает директор Фонда исследований проблем демократии Максим Григорьев. Родственники жертв теракта в Ницце намерены подать в суд на власти Франции. Свое негодование жители города уже высказали правительству в лицо. Во время минуты молчания в память о погибших в теракте в Ницце многотысячная толпа освистала премьер-министра. Призывы уйти в отставку звучали, пока Мануэль Вальс и его окружение не удалились. На фоне недоверия правительству героями становятся простые граждане. История человека на скутере, который рискуя жизнью пытался остановить террориста на первых полосах. Сотрудник аэропорта Франк — свою фамилию он назвать отказался — пытался забраться в кабину грузовика на ходу. Булель стрелял в него, но он чудом остался жив. «Я попробовал дотянуться до руля, чтобы сбить грузовик с пути. Окно было открыто. Я бил водителя изо всех сил по голове, по рукам. Он выстрелил в меня. Но пистолет дал осечку. Взгляд у террориста был пустой, без эмоций. Я был готов умереть», - рассказывает он. «Глубокие шрамы и кризис власти» — так о последствиях теракта в Ницце пишут местные СМИ. До начала президентской гонки — считанные месяцы. И если правительство не примет радикальных мер, на них пойдут избиратели. Рейтинги Олланда бьют новые антирекорды. По данным соцопросов, в том, что касается борьбы с терроризмом, президенту и правительству не доверяют более 60% французов.