Алеппо: русская община собирает деньги

05 августа 2016. Наряду с минами и снарядами, боевики в Алеппо продолжают взрывать и самодельные бомбы, последствия от которых - не менее страшные. Съемочная группа Первого канала, которая находится в Сирии, встретилась с родственниками россиянки Ирины Баракят, она была тяжело ранена, когда спасала своих детей. Закрыла собой, они выжили, но сама Ирина лишилась руки и ноги. Вылечить ее в Алеппо, где идет война, невозможно. «Мы только сели, не успели еще даже «здравствуйте» друг другу сказать, и вдруг очень огромный гул, это просто его не передать. Такого гула я никогда нигде не слышала. Сравнить не с чем просто», - вспоминает Ирина. Череда случайностей. Никогда не оставались ночевать у родных, но больной дедушка попросил сделать утром уколы. Звонок от друзей – «Извини, забрать детей не успеем». А дальше, как в тумане. Раннее утро, семейный завтрак и тревожный надвигающийся гул. «А что делать, если около меня сын и дочка? Я прыгнула на них и выставила руку и ногу вперед, закрывая своих детей. И почувствовала просто гул. И потемнение. Потом открываю глаза: свекр лежит на полу. Я поняла, что он не дышит. Свекровь - у нее на колене был разрез очень сильный. И тетя тоже была ранена», - рассказывает Ирина. Россиянка Ирина Баракян уже 13 лет живет в Алеппо. Работала учителем русского языка в арабской школе и все это время помогала жителям, бегущим из оккупированных боевиками зон. В момент взрыва она потеряла правую руку и ногу. Но о себе старается не говорить. Постоянно спрашивает у родных про троих детей. Они - живы. «Благодаря тому, что я их накрыла - слава богу, отделался только сын переломом . С дочкой ничего не случилось, а второй сын спал в комнате», - говорит она. Рядом с палатой постоянно дежурят медики. У больничной койки - близкие и друзья. Муж Ирины Ахмад, который в то утро был на работе, корит во всем себя. От жены теперь не отходит ни на шаг. Температура предательски скачет, а бесконечные уколы с обезболивающим лишь на пару часов обеспечивают спокойный сон. «Ее состояние сейчас стабильное, мы уже сделали несколько операций, но в городе часто отключают электричество... У нас, конечно, есть электрогенераторы, но больных поступает слишком много, и лекарств на всех не хватает», - говорит хирург городской больницы Алеппо Усама Бабели. «Мы собирали своими силами, кто сколько может, собрали нужную сумму, но и она тоже, к сожалению, закончилась. Все-таки во время войны может быть недостаточное количество лекарств, и самые лучшие врачи покинули страну. Поэтому хотелось бы, чтобы она в идеале лечилась в России», - говорит подруга Ирины Наталья Троцкая. Фотография сделана накануне взрыва. Ирина с мужем, пожилые родители, дети и их дядя. Когда все случилось, он был в соседней комнате. «Я услышал взрыв, забежал в комнату. Увидел Ирину без ноги, но она была в сознании. Родители погибли сразу на месте. Больно вспоминать. Знаете, если бы не Ирина…», - говорит он. Страшно представить, какой силы был взрыв. Посечены стены, потолки, двери, окна. Разбитая мебель, которая сейчас на балконе, в тот момент находилась в комнате . Самое жуткое - это, конечно, осколки, которые застряли в диване. Это была «шайтан-пушка» - начиненный взрывчаткой газовый баллон. Такие в кустарных условиях делали боевики запрещенной в России организации «Джабхат ан-Нусра» в пригороде Алеппо в районе Банизед. На днях террористов выбили с этой территории. На складе осталось более трех тысяч готовых к пуску баллонов. Детей к Ирине пока не пускают. Они знают - мама в больнице, но с ней все в порядке. Она и сама говорит - не хочу, чтобы видели меня такой. Сейчас решается вопрос о транспортировке Ирины в Россию.