Госдеп: США намеренно не обстреливает «Джабхат ан‐Нусры»

1 октября 2016 года В американском внешнеполитическом ведомстве ответили на вопросы, которые накануне адресовал США министр иностранных дел РФ. Говоря о том, что, по странному стечению обстоятельств, боевики запрещенных в России группировок почему‐то оказываются вне ударов в Сирии, Лавров предположил, что, возможно, террористов специально оберегают. В американском внешнеполитическом ведомстве ответили на вопросы, которые накануне адресовал США министр иностранных дел РФ. Говоря о том, что, по странному стечению обстоятельств, боевики запрещенных в России группировок почему-то оказываются вне ударов в Сирии, Лавров предположил, что, возможно, террористов специально оберегают, и у США есть какой-то план «Б». И вот за океаном это подтвердили: не стреляют намеренно, но и без сотрудничества с Москвой Вашингтону пока никак. Они их действительно не бомбят. Пока о том, что американцы по какой-то причине щадят террористическую группировку «Джабхат ан-Нусра», говорили только в кулуарах и в отдельных журналистских публикациях, Вашингтон спокойно делал вид, что ничего не происходит. Однако накануне проблему во всеуслышание поднял глава МИД России в интервью ВВС. Лавров допустил, что у США есть некий план «Б» по Сирии, ради которого они стараются сохранить «ан-Нусру». От такого уже не отмахнешься. И на сегодняшнем брифинге в Госдепартаменте вопросы, естественно, возникли. «Мы продолжаем слышать о бомбардировках позиций «Исламского государства». Но мы никогда не слышали об ударах по «ан-Нусре», - задала вопрос одна из журналисток. «Мы в самом начале наносили удары по «ан-Нусре», еще в 2014 и 2015 году. Но как только они стали проникать в гражданские районы, мы постарались ограничить возможные жертвы среди мирного населения, к которым могли привести авиаудары», - ответил Марк Тонер. Вообще-то американцы, боящиеся бомбить мирных жителей — это очень трогательная и очень фантастичная картина. Ни в Афганистане, ни в Ираке они этого не боялись. Да что там говорить — и в Сирии еще полмесяца назад не боялись, когда, как сами же признали, случайно атаковали мирных жителей под Раккой, Эш-Шаддади и Дейр-эз-Зором. И уж точно не боялись в августе, когда западная коалиция нанесла просто кошмарные удары по Тухару и Гандуре. Что-то изменилось? Или все проще: Тухар — это провинция Манбидж, а Манбидж — это территория ИГИЛ, а ИГИЛ — это уже отработанный материал, в отличие от «ан-Нусры», которая стала, если так можно выразиться, оппозиционной силой номер один, и на которую еще можно делать ставки. Объяснения Тонера неубедительны, и журналисты это понимают. «То есть, с тех пор никаких конкретных действий против «ан-Нусры» не предпринималось? Никаких ударов?» - уточнил один из репортеров. «Нет, но я должен это перепроверить», - сказал представитель Госдепа США. «Почему вы не атакуете «ан-Нусру», если это в интересах США?» - вновь спросил журналист. «Я вам советую поговорить с кем-нибудь из Пентагона. Они могут дать более детальный ответ по тактике военных», - ответил Марк Тонер. Госдепартамент, сваливающий ответственность на Пентагон — в реалиях американской политики обычное дело, но сейчас американские дипломаты прямо-таки взывают к оружию. Вот «Нью-Йорк Таймс» цитирует слова госсекретаря, сказанные в приватной беседе с представителями сирийской оппозиции. Аудиозапись попала в распоряжение журналистов. Джон Керри сетует: русские в Сирии имеют преимущество, потому как получили запрос от официального Дамаска. А его, Керри, дипломатические усилия не подкрепляются силой военной, администрация и Конгресс блокируют применение войск, и поэтому, значит, русские в Сирии его перехитрили. «Многие из нас хотели бы, чтобы существовал механизм принуждения. Многие за это боролись, но сейчас у нас его нет. Мы пытаемся заниматься дипломатией, и я понимаю, вас это расстраивает. Никто так не разочарован, как мы», - говорит Керри. В этих словах странно все. И то, что глава дипломатии разочарован тем, что ему приходится заниматься дипломатией. И то, что ему нужен механизм принуждения (интересно, кого и к чему). И то, наконец, что Керри фактически оправдывается перед сирийскими оппозиционерами. А те отчитывают главу Госдепартамента как школьника. «То есть, вы считаете, что единственное решение — это если кто-то придет и поможет избавиться от Асада?» - уточняет Керри у своего собеседника. «Да», - отвечают ему. «Единственное решение?» - спрашивает он. «Да» - говорит его собеседник. «И кто это должен быть?» - спрашивает Джон Керри. «Три года назад я бы сказала — вы. А сейчас я не знаю», - говорят ему в ответ. С другой стороны, а что еще Керри хотел услышать, если сам прямым текстом расписался в своем бессилии? «Я так думаю, в администрации президента есть три-четыре человека, которые стоят за применение силы. А я исчерпал все аргументы», - говорит он. Исчерпавший аргументы дипломат дошел до того, что высказался вразрез со всем, что говорили в Вашингтоне за несколько лет до того. А именно — что он допускает участие Асада в будущих выборах в Сирии. Потом, правда, тут же одернул сам себя — в том духе, что если выборы будут честными, то Асаду на них якобы ни за что не выиграть. Но собеседников эти оправдания явно не убедили.