США: скандал из‑за подорожания жизненно важного препарата

01 сентября 2016. Конгресс начал расследование по факту пятикратного подорожания медицинского препарата, который необходим людям, страдающим тяжелой формой аллергии. Речь о специальных одноразовых шприцах, которые больные носят с собой, чтобы в любой момент сделать укол - в ряде случаев это может спасти жизнь. Как выяснилось - цены взвинтил производитель-монополист. Семилетнюю Элли уже дважды вытаскивали с того света. Первый раз - когда родители еще не знали, что она аллергик, успели врачи. Второй раз - спасительный укол сделал мама. С тех пор специальный инъектор эпипен с лекарством, предотвращающим анафилактический шок, в семье Хенегар всегда под рукой. В доме шестеро детей, и у двоих - аллергия. Без препарата никуда - ни в школу, ни в магазин, ни в гости. Приступ может случиться в любой момент. Но если раньше упаковка из двух шприцев стоила 100 долларов, то с тех пор, как компания-производитель стала контролировать 93% этого рынка - почти монополист, цена подскочила до 600 долларов. Далеко не всем по карману. Элва Руиз даже взяла кредит, чтобы в критический момент не оказаться беспомощной. Жизнь дороже. «У меня всего шесть инъекторов: один в бардачке машины, один - дома, один - на работе. Остальные – запасные, на всякий случай тоже дома», - рассказывает Элва Руиз. Разгорелся скандал, который дошел до Капитолия. Выяснилось, что руководит компанией-производителем дочь сенатора-демократа от штата Западная Вирджиния. Папа попытался заступиться, свалив на посредников вину за повышение цены на 500%. «Препарат продается за 608 долларов, и все считают, что все эти деньги идут компании «Майлэн». А на самом деле они получают лишь 274 доллара. Главный вопрос, который нужно задать, - а остальные 334 доллара где оседают?» - говорит сенатор от штата Западная Виргиния, Демократическая партия Джо Мэнчин. Специалисты подсчитали, что себестоимость эпипена далека от трехзначных чисел: сам инъектор стоит 15 долларов, а лекарства в нем - и вовсе на два. Из-за накала страстей акции фирмы стали падать, от сотрудничества с компанией начали отказываться звезды шоу-бизнеса, например, актриса Сара Джессика Паркер, у которой 13-летний сын страдает от аллергии, и только тогда руководство компании прервало молчание. «Я расстроена этим больше всех. Я в этом бизнесе 25 лет», - говорит Хитер Бреш, президент компании Mylan. Ведущий: «Но это же вы поднимаете цены! Вы-то чем расстроены?!» «Я расстроена ценником в 608 долларов. Прежде чем препарат попадает к пациенту, он проходит через руки 4-5 посредников», - поясняет Хитер Бреш. При этом Хитер Бреш не упомянула, что ее зарплата на посту президента компании выросла с 9 миллионов долларов в год до 25 миллионов. Что в прошлом году два миллиона долларов заплатили лоббистам в Вашингтоне, и вскоре на рынке не осталось конкурентов, и это позволило Mylan заработать только на одном эпипене более миллиарда долларов. Что штаб-квартиру фирмы перенесли в Нидерланды, уходя от налогов. И что всего пару месяцев назад, выступая на конференции перед акционерами, Бреш сказала: “Я думаю, вы видите, что у нас будет возможность и дальше повышать стоимость препарата”. Пытаясь погасить волну общественного негодования, производитель предложил малоимущим пациентам купоны на скидку в 300 долларов. Мера, которая вызвала больше недоумения, чем одобрения. «Если они готовы раздавать скидочные купоны на 300 долларов, почему бы не поступить проще и не снизить цену до разумного уровня?» - недоумевает Чак Грэссли, сенатор от штата Айова, Республиканская партия. По факту столько резкого подорожания жизненно важного препарата началось расследование, пока только парламентское. Конгрессмены потребовали все финансовые документы компании, а ее президента вызвали на заседание комитета по надзору. Нынешний скандал напомнил историю предпринимателя Мартина Шкрели, который, получив эксклюзивные права на препарат, необходимый ВИЧ-инфицированным и онкобольным, повысил на него цену на 5,5 тысяч процентов - с 13 долларов до 750. По закону жадность не наказуема, поэтому его смогли обвинить лишь в мошенничестве с ценными бумаги, идет следствие, Шкрели выпущен на свободу под залог. И он - один из немногих, кто считает, что производитель эпипена все сделал правильно - “ничего личного, просто бизнес”. Мартин Шкрели: «Всего-то 300 долларов за шприц. Мой айфон стоит 700». Журналистка: «Но вам не нужен айфон, чтобы выжить!» Шкрели: «Ну да, но все равно. Это лишь 300 долларов, а 90 процентов американцев застрахованы». Ну, а пока нуждающиеся в эпипене ищут варианты: кто-то отправляется в Канаду, там на рынке несколько производителей, и в условиях конкуренции инъектор стоит не 600 долларов, а 200, кто-то в интернете ищет просроченные препараты, а кто-то покупает отдельно лекарство и одноразовые шприцы, надеясь, что в критический момент рядом окажется человек, умеющий делать настоящие инъекции.