В Турции все громче звучат разговоры о смертной казни

В Турции сегодня объявлено о роспуске президентской гвардии в связи с провалившейся попыткой переворота. По словам турецкого премьера, после событий минувшей пятницы задержаны уже 13 тысяч человек, 45 тысяч отстранены от работы. Ночью к согражданам обратился по телевидению президент Эрдоган с призывом сохранять спокойствие, особенно на время чрезвычайного положения это ближайшие три месяца. Также он пообещал выполнение новых важных проектов в экономике, которая, по словам Эрдогана, сохраняет стабильность и развивается. Агентство «Франс-пресс» сегодня по этому поводу напоминает, что неудавшийся путч обошелся по меньшей мере 10-процентным падением турецкому фондовому рынку. Национальная валюта, лира, рекордно подешевела к доллару. Цена переворота интересует экспертов так же сильно, как и то, почему он не состоялся - куда после этого развернется внутренняя политика Анкары, уже примерно понятно. Анкара окрасилась в цвета турецкого флага. После неудачной попытки госпереворота знамена в столице Турции теперь повсюду. Во всех крупных городах страны – ежедневные митинги. Общество захлестнула волна патриотизма. Торговля государственной символикой на улицах идет не менее бойко, чем турецкими сладостями. А изображения основателя турецкой республики Ататюрка все чаще уступают место портретам Эрдогана. То, что происходит сейчас в Анкаре, впору назвать не иначе как эрдоганоманией. О президенте Турции говорят на всех турецких каналах. Его портрет – на обложках всех местных газет, фасадах зданий госучереждений и даже торговых центров. С неудавшейся попытки военного мятежа Эрдоган теперь, очевидно, пытается собрать максимум бонусов, объявив себя гарантом стабильности. В истории Турецкой Республики было немало государственных переворотов. Только за последние полвека четыре. Организаторами всегда были военные и всегда добивались своего. Однако на этот раз для Турции - путчистов не поддержали ни те, кто за Эрдогана, ни те, кто против него. «Мы не любим президента, а что, военные лучше, что ли? Мы не за Эрдогана, мы не за Турцию как республику, мы за место, в котором мы живем. Хотелось бы жить лучше, конечно, но уж точно не с военными у власти», - говорит житель Стамбула Мохаммед Кылыч. «Я сам бывший военный, пережил переворот в 80-е годы, ничего хорошего из этого не вышло. Очень расстроен ситуацией в стране! У тех, кто задумал переворот, не было ни единого шанса. Нам не нужен хаос», - отмечете житель Стамбула Хакан. Почему переворот не удался, теперь анализируют политологи, тем более, что технологии хорошо известны, схема – как организовать успешный путч – давно описана в книгах. Причем большинство из них основывается как раз на турецком опыте. И мятежники вроде бы все начали делать по плану: захватили стратегические объекты, телецентр, успели объявить об отстранении от власти президента и пообещать новую конституцию. Но кому должны были поверить люди? «Нужна всегда сила, которая их мобилизует и выведет на улицы. У турецкого переворота не было лица. Заявление сделала девушка - ведущая канала. Сами понимаете, она яркая блондинка, но вряд ли кого-то выведет на улицы», - отметил политолог Иван Стародубцев. Вышли сторонники Эрдогана – в основном религиозная консервативная часть населения восточного Стамбула и Анкары. А те, кто три года назад противостоял на Таксиме, на этот раз не смогли сплотиться. «Если бы заговорщики были более, так скажем, политически грамотные или они просчитали бы все абсолютно варианты, они бы призвали своих сторонников на улицы, и тогда уже неизвестно как развернулась бы ситуация. А когда вся масса сторонников Эрдогана, исламисты, вышли на улицы, и начались даже линчевания военнослужащих, конечно, здесь уже делать что-то сложно», - отметил политолог Борис Долгов. Мятежники допустили одну из ключевых, по мнению экспертов, ошибок. Начали стрелять в людей, бомбить парламент и другие здания, тем самым вызвав на себя волну народного гнева. Анкару, судя по всему, еще долго будут приводить в порядок после неудавшейся попытки госпереворота. Например припаркованные у подъезда штаб-квартиры турецкой полиции автомобили превратились в груды искореженного металла. «Я в ночь переворота очень переживал за наше правительство и за тех, кто попал под обстрел мятежников. Военные не должны нападать на свой народ, это всегда незаконно", - считает житель Стамбула Бекир. «Люди погибали на моих глазах. Это ненормально. Они сразу настроили нас против себя. Некоторые полицейские кричали мятежникам: «Мы будем защищать людей и законную власть!». Военные этого не ожидали», - рассказывает Салих Йилмаз. Не было единства и в самой армии, как сообщают турецкие СМИ, мятежники не смогли заручиться поддержкой высокопоставленных военных – путч в прессе поэтому и прозвали «бунтом полковников». Ни начальник генштаба, ни глава армии не пожелали стать соучастниками заговора. Не поддержали его и командиры спецназа и морского флота. А солдат, как они сами теперь утверждают, обманули, сказав что они будут участвовать в масштабных учениях. Не удалось заговорщикам выполнить и ключевой пункт плана - устранить Эрдогана. Хотя изначально они на это рассчитывали, если верить тому, что рассказал сам президент Турции в интервью Си-эн-эн. «15-го числа я был в Мармарисе, у нас был пятидневный отпуск. Примерно в десять вечера мне передали новости, рассказали, что происходит в Анкаре, Стамбуле и других городах. Мы решили покинуть отель. В Мармарисе проводилась операция против меня. Двух моих охранников застрелили. Если бы я задержался на каких-то 10-15 минут, меня бы убили или взяли в плен», - рассказал Эрдоган. Телеканал «Аль-Джазира» сообщил еще некоторые подробности чудесного спасения Эрдогана: его борт по пути в Стамбул сопровождали два истребителя мятежников Ф-16, правда непонятно, с какой целью. «Довольно странно это выглядит. При том, что чуть ли не все начальники ВВС были замечены на стороне путчистов. У них был контроль над воздушным пространством, вообще-то говоря. При этом Эрдоган умудряется, как писали, скрыться на вертолете из Мармариса сначала. А потом уже на президентском борту приземлиться в Стамбуле. Вообще там много загадок. Непонятно куда в ту ночь делась разведка. Ни одного заявления начальник национального разведывательного управления Турции не сделал», - отмечает политолог (Турция) Иван Стародубцев. Вопросов еще много. Например, удалось ли путчистам угнать часть турецкого воздушного и морского флота? Появились сообщения: Турция после мятежа недосчиталась несколько вертолетов и 14 кораблей. Власти сначала молчали, потом стали утверждать: все на месте. Но где доказательства? Точно известно лишь, что в Турцию вернулся вертолет, на котором восемь путчистов улетели в Грецию. Виновником хаоса и главным организатором путча власти назвали влиятельного турецкого проповедника Фетхуллаха Гюлена, с которым у Эрдогана давний конфликт. Возглавляемое Гюлленом движение «Хизмет» насчитывает миллионы сторонников по всему миру, в том числе в Турции. Сам бывший имам уже 17 лет живет в США и заявляет, что все обвинения против него выдуманы. «Если вы взглянете на действия, предпринятые для переворота, то не обнаружите совершенно никакой логики. А ведь мы видели настоящие перевороты в 60-м, 71-м и 80-м годах. В этот раз мятежники не тронули ни одного политического лидера. Так перевороты не совершаются - они убили простых невинных людей, и мне кажется, что в Турции разыграна постановка», - считает Фетхуллах Гюлен. Эрдоган требует от Вашингтона выдать проповедника. Прокуратура Анкары арестовала его племянника. В связях с последователями Гюлена подозревают десятки тысяч турок. В стране проходят массовые чистки. Они уже коснулись не только военных, полицейских и судей, но также финансистов, работников некоммерческих организаций, преподавателей школ и вузов. Количество уволенных по всей Турции перевалило за 60 тысяч. От своих должностей отстранены ректоры всех университетов. В учебном заведении, где работает профессор Тогрул Исмаил, как он сам говорит, все замерли в ожидании. В начале августа проверочная комиссия вынесет свой вердикт, кто будет уволен, а кто нет. «Сейчас все обеспокоены, переживают за свою страну, демократию, будущее. Насколько мы можем преодолеть этот кризис, чтобы безвинные люди не были наказаны. Вот это беспокоит общественность», - отмечает профессор Университета экономики и технологий Тогрул Исмаил. Как и заявления со стороны власти о том, что в Турции может быть вновь введена смертная казнь. Идею поддерживают и премьер, и президент. Последнее слово – за парламентом. Мятежники, убившие 246 человек, должны понести самое строгое наказание, постоянно подчеркивает Эрдоган. Однако эксперты обращают внимание на важный нюанс. «Закон не имеет обратной силы. То есть смертная казнь в принципе не может быть применена к преступникам, совершившим правонарушение до того, как законопроект рассмотрит парламент, если до этого все же дойдет дело. Смертная казнь может стать лишь фактором контроля, чтобы избежать подобных преступлений в будущем», - отмечает политолог (Турция) Хасан Октай. Тотальный контроль, похоже, - ключевая задача сегодняшней турецкой внутренней политики. На ближайшие три месяца в стране ввели чрезвычайное положение. По сути, это означает, что полномочия органов власти на это время ничем не ограничены. Могут ввести комендантский час, запрещать митинги, публичные выступления и даже театральные постановки. «Будет ужесточен контроль за поведением гражданских лиц, общественных организаций, пресса уже контролируется, но этот контроль будет еще больше ужесточен, будет ужесточен контроль в Интернете. Но те, кто будет против, будут в меньшинстве. Страх — лучший проводник таких репрессивных мер», - считает политический аналитик, журналист Надана Фридрихсон. Накануне в Турции закрыли тысячу частных школ, 1200 фондов, 15 университетов и 32 медицинских учреждения. Финансовые аналитики тем временем пристально следят, как на потрясения в турецкой жизни реагирует рынок. На фондовой бирже снижаются котировки крупнейших компаний страны. Сокращается поток капитала – инвесторы, напротив, подумывают о выводе активов. Стоит и рынок недвижимости. А бизнесмены, которые еще недавно рассчитывали на возобновление туристического потока в страну, теперь уже не питают иллюзий.