В восточном Алеппо боевики подавили несколько демонстраций

Около 300 человек пытались прорваться через КПП, чтобы попасть на территорию, подконтрольную правительственной армии. Исламисты открыли по ним огонь из крупнокалиберного пулемета, после чего заминировали все подходы к пункту пропуска и разместили снайперов на крышах близлежащих домов. В другом районе по митингующим стреляли из автоматического оружия. На месте погибли 17 человек, в том числе двое подростков. Раненых - более сорока. Еще около десятка мужчин, которых террористы посчитали организаторами волнений, увезли в неизвестном направлении и потом, как сообщается, расстреляли. В условиях войны живут сейчас в Алеппо и русскоязычные семьи. Как и все, они надеются, что скоро кошмар закончится и на традиционных встречах общины снова будет многолюдно. Палехская роспись соседствует с арабской вязью, на стенах — цитаты из Корана и картины с березками. Фируза вышла замуж за сирийца 28 лет назад. Трое детей, младшей дочке 11. «Мой муж накрыл собой дочь, когда упала к нам бомба. Все были в одной комнате. Так получилось, его задело», — рассказывает Фируза Немех. Он погиб в прошлом году. Прямое попадание в квартиру. Боевики. Самодельный снаряд. Из разрушенного дома Фируза забрала самое дорогое: самовары, матрешки, картины. Все это покупал супруг. «Папа у нас по-русски говорил, мы все дома по-русски говорим и все знаем этот язык», — говорит Гусун Немех. В смешанных семьях стараются сохранить язык, культуру и традиции. Но делать это все сложнее: на первом плане другие заботы. Почти все русскоязычные семьи живут в опасных районах, которые постоянно обстреливают боевики. В этом квартале буквально в 20 метрах от дома упал снаряд реактивной системы залпового огня «Град». До войны только в провинции Алеппо русскоязычная община насчитывала 7000 человек, из-за боевых действий тут остались чуть больше 350. Почти каждую неделю они собираются вместе, несмотря ни на что. Чтобы узнать новости, разделить горе, просто поговорить. Екатерина рассказывает друзьям про малышку Диану. Она появилась на свет год назад, в разгар войны. «Раньше, когда она слышала, как падает снаряд, переживала, немножечко даже поплакивала. Потом она уже привыкла», — рассказывает Екатерина Никишина. Русскими здесь называют выходцев из России, Молдовы, Узбекистана, Украины — всего бывшего Советского Союза. Татьяна Стадник из Харькова. Следит за новостями с родины. Говорит, у киевского Майдана и восстания против Башара Асада последствия одинаковые. «Разожгли в 11 году, а потом подбрасывали дров и все. Здесь у нас из моих знакомых никто не пошел на демонстрации. А люди хоть здесь, хоть там, на Украине, все не хотят войны. И все ждут, когда это все закончится», — говорит Татьяна Стадник. У женщин похожие истории - переехали в Алеппо в 80-90-х. Будущие мужья учились в Советском Союзе. А Наталья Троцкая отправилась в Сирию по комсомольской путевке. Абдул — хозяин гостиницы, где она остановилась. Вместе уже 30 лет. Сейчас Наталья возглавляет российскую общину Алеппо. Каждая встреча здесь как праздник. «Если мы будем собираться в разрушенных зданиях, то, конечно, радости никакой. А вот люди пришли... Во-первых, это событие, мы все собрались вместе. Во-вторых, это красиво. И, кажется, как будто бы война отступила на задний план», — сказала председатель русской общины г.Алеппо Наталья Троцкая. Хотя многие из-за войны живут более чем скромно. Нет работы, дома разрушены. Большое подспорье — гуманитарная помощь из России. Продукты, лекарства, одежда. «Люди останавливают меня на улице и говорят «спасибо России». Если бы не Россия, то, может, и Сирии не было бы уже», — сказала Раиса Солтанова. Они верят, что дружба народов поможет разрешить кровавый конфликт. И на этих встречах снова будут тысячи земляков. Пока же стараются не потерять связующие нити с Родиной, ведь оттуда постоянно звучат главные слова.