Реплика. Два партнерства вместо глобуса

В начале мая практически одновременно произошли два события; формально они не связаны между собой, но само их совпадение во времени характерно. Одно из этих событий – очередная утечка конфиденциальных документов в прессу. На сей раз на публику "вытекли" подробности ведущихся за закрытыми дверями переговоров США и Евросоюза по соглашению о Трансатлантическом торгово-инвестиционном партнёрстве. И раньше не было тайной, что Вашингтон поддавливает на европейцев, но вновь опубликованные документы показали, что давление Штатов сильнее, чем предполагалось. На компромиссные предложения ЕС американцы не отвечают встречными подвижками; напротив, они угрожают. Так, если Европа не увеличит закупку американской сельхозпродукции, США будут зажимать экспорт европейских автомобилей. И так далее. Впечатление на европейскую публику было произведено сильное – и весьма неприятное. Еврокомиссия поспешила сказать, что пресса зря паникует: в этих документах выражены лишь позиции сторон, а никак не итоги переговоров; в итоге-то всё будет хорошо. Не помогло. Франция устами Олланда заявила, что не поддержит проект соглашения в его нынешнем виде; при том, что для учреждения нового соглашения необходим консенсус членов Евросоюза, оно таким образом блокируется — пока что. Впрочем, абсолютно очевидно, что переговоры продолжатся. Надо понимать, что в обсуждаемом Трансатлантическом соглашении речь идёт не столько о свободе торговли (торговля между сторонами и так практически свободна), сколько о правилах, по которым должна жить экономика, и о том, кто должен определять эти правила. Определять их должны корпорации — и, уж конечно, не мелкие. Речь идёт не только об отмене конкретных нормативных актов, принятых в Евросоюзе или отдельных его членах; речь идёт ещё и о праве корпораций оспаривать государственные нормативные акты в частных трибуналах, где решения принимают сами корпорации. В Европе всё это особого восторга не вызывает. Да и не только в Европе – в самой Америке тоже не все в восторге; и тут мы переходим ко второму из наших двух событий. Президент Обама в те же дни, когда европейские газеты обсуждали утечку, написал статью в газете The Washington Post. Цель статьи – побудить конгресс США к скорой ратификации парного к Трансатлантическому, Транстихоокеанского торгового партнёрства. Напомню, этот документ (и тоже после секретных переговоров) был подписан двенадцатью странами и теперь должен быть ратифицирован их парламентами. Но даже в американском конгрессе единодушия по этому вопросу нет. И вот Обама жёстко и без экивоков заявляет, что ратифицировать бумагу следует не откладывая, поскольку именно Америка со своими союзниками должна писать правила мировой торговли, а никак не Китай. Так прямо и пишет: не Китай. Такого всё-таки ещё недавно не бывало. До сих пор возглавляемая американцами глобализация неизменно сопровождалась заявлениями, что лучше будет становиться всем. А теперь оказывается, что не всем. Что создаются элитные клубы, формируемые и возглавляемые США, впрямую противопоставляемые не приглашённым туда странам. Ну, или приглашаемым туда потом, чтобы руководствоваться сводом правил, выработанным без их участия и без учёта их интересов. Такое говорится вслух о Китае, но со всей очевидностью относится и к России, и к Индии, и много ещё к кому. Вот в создании этих двух клубов – Транстихоокеанского и Трансатлантического партнёрств – и сосредоточена основная суть нынешней американской политики. Вопрос о степени успешности (или неуспешности) внешнеполитической деятельности Обамы, который смакуют в газетах всего мира все последние месяцы, решается не в Сирии, не в Ираке и не на Украине; победил Обама или проиграл, определит судьба двух этих соглашений; в первую очередь, конечно, Трансатлантического. Если Обаме удастся его заключить, то его локальные проекты, как бы кисло они ни выглядели по отдельности, обернутся подготовительными действиями для блистательно победного шага. Окажется, что и война на Ближнем Востоке, и поток мигрантов, и усугубляющийся хаос на Украине — всё как нарочно (и кто решится заявить, что случайно?) сплелось так, чтобы аккуратно подогнать европейцев к единственному оставленному для них отверстию в стене. К счастью, на текущий момент такой исход не кажется очень уж вероятным. Однако едва ли и следующий президент Америки (особенно если им станет Клинтон) откажется от продолжения этой политики. И всем странам, не отнесённым Америкой к своим союзникам – в том числе, разумеется, и России – надо иметь в виду. Тысячекратно звучавшие призывы радостно влиться в единую глобальную экономику звучать перестают и вскоре совсем перестанут. Вливаться впредь будут предлагать от силы на уровне полуподвалов; те же, кого это не устроит, должны заботиться о себе сами. Вот так всё просто.